Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

 

Реферат по учебной дисциплине "История России"

на тему:"Смутное время на Руси".

 

    План

1. Введение.

2. Причины начала смуты. Правление Лжедмитрия I.

3. Восстание Болотникова И. И., появление Лжедмитрия II. Царствование Василия Шуйского, польская интервенция.

4. Окончание смуты. Роль ополчения Минина и Пожарского в борьбе с поляками.

5. Заключение.

6. Список литературы.

    1. Введение.

    История России содержит в себе огромное количество трагических периодов, неоднозначных и противоречивых по своей сути, которые даже сегодня не получили объективной оценки в исторической науке. Эпоха Смутного времени, явившаяся одним из переломных моментов истории России, до сих пор является спорным вопросом, по поводу которого историки ещё не пришли к единому мнению.

   Смутным временем принято называть период династического кризиса, начавшийся в XVI веке после смерти Фёдора Иоанновича, завершившего династию московских Рюриковичей.

    Смута характеризуется бесконечными интригами, непрекращающейся борьбы за власть, беспорядком и хаосом в стране. Более того, Смута породила феномен самозванства: ни в какой период истории больше не появлялось такого количества авантюристов, называвших себя законными царями.

    Термин «Смута» был придуман Г. Котошихиным – подьячим, который бежал из России в Швецию (1664) и там написал собственный труд, в котором давал собственную оценку происходящему на Родине.

    Смута является одним из самых загадочных периодов истории нашей страны, во время, которого происходили не только интриги, подлоги, битвы за престол, иностранные вторжения и даже попытка ввести католицизм в России, но и возрождение лучших, национальных чувств, подъём патриотического движения, появление новых героев и, наконец, освобождение страны от захватчиков.

     2. Причины начала Смуты. Правление Лжедмитрия I.

    Существует несколько причин возникновения Смуты.  Первая из них, по мнению В.О. Ключевского, заключалась в особенном устроении государственной власти в России, а именно в том, что правящая верхушка имела аномалию, т.е. объединение двух противоположных начал в лице царя и вотчинников [Ключевский; 231].

   Второй важной причиной  можно назвать притязание бояр на привилегированное положение в государстве, которые стремились ограничить конституционные права монарха, как, собственно, и его самодержавную власть. Это делалось ими в интересах собственного класса, т.е., по выражению выдающегося историка Е.Ф. Шмурло, в «олигархическом духе» [Шмурло; 250]. Таким образом, притязания бояр переходят в открытую борьбу с верховной властью, которая не всегда носила открытый, но в любом случае вредный и опасный характер.

    Плетя интриги против Бориса Годунова, бояре в качестве «козырного туза» против него выставили Лжедмитрия. При этом они и своему ставленнику не дали возможности утвердиться на престоле. Впоследствии царствование Василия Шуйского было ослаблено появлением Лжедмитрия II, против бояр. Результатом подобной политики явилась потеря властью надлежащей устойчивости, своего авторитета и нравственной силы. Верховная власть оказалась в буквальном смысле в состоянии паралича и не смогла выполнять одну из главнейших обязанностей – управлять государством, что и вносило смуту и беспорядок в течение жизни страны.

   Третья причина заключается в тяжёлом положении страны. Народу пришлось очень дорого расплачиваться за долгую и неудачную войну Иоанна Грозного за Ливонию, за утверждение русской власти в Среднем и Нижнем Поволжье. Кроме того, по финансово-экономической ситуации ощутимый удар нанесли разорение Грозным Новгородского края, опричнина, носившая насильственный характер. Выселение вотчинных бояр, насильственное передвижение служивых очень часто сопровождалось  заведомым грабежом и разором устоявшегося и налаженного хозяйства. Эти действия не могли не оказать отрицательного воздействия на благосостояние народа. Нельзя не принять во внимание и два голодных года (1601 – 1602) уничтожили огромное количество мелких хозяйств и разорили десятки тысяч людей, «поставив их на положение бездомной и голодной толпы, не знающей, что её ожидает завтра» [Шмурло; 251].

   Четвёртой причиной (и она наиболее существенная) следует назвать глубинный социальный разлад, отчётливо наметившийся между высшими и низшими слоями населения в конце XVI века. Разлад этот явился следствием тяжёлого экономического положения, о котором говорилось выше. Впрочем, положение было настолько серьёзным, что можно говорить о тесном переплетении этих двух причин. Бедствия людей низшего сословия включали в себя самые различные элементы. Здесь имело значение всё: и обедневшие посадские, казаки, средние служивые люди; и беглые крестьяне; и сбежавшие преступники. Все они были в той или иной мере недовольны строем и сложившейся ситуацией в стране и в личной жизни. Враждебные настроения нарастали, и низший класс ждал подходящего момента, чтобы нанести удар по угнетающему их нестерпимому положению.

   Следует отметить, что расшатанный всеми указанными обстоятельствами строй был ранее основательно подорван опричниной. Она явилась той самой трещиной, которая прошлась по всему обществу и сумела восстановить друг против друга сильных и слабых, богатых и бедных, власть имущих и бесправных. Подорвав уважение к власти, опричнина сделала нормой произвол и неуважение к закону. Правление Бориса Годунова ещё более усугубила эту проблему. Не чураясь крамолы, доносов, бесчестной игры, Годунов (при том, что он был талантливым правителем) всеми силами пытался удержаться на троне, не принимая честных и открытых действий. Всегда пребывая за себя в постоянном страхе, Годунов окружил себя доносчиками и наушниками, разрушая тем самым нравственную основу своих подданных. Холопы доносили на господ, уверенные, что поступают правильно. Многие получали награды за доносительство и нечестные поступки. Именно таким образом государственные устои постепенно разрушались.

     Все перечисленные причины: аномальный характер власти, интриги бояр против власти, тяжёлое экономическое положение, разлад между верхами и низами были благоприятными условиями для Смуты, но всё же не были способны дать ей воцариться в полной мере. Для порождения Смуты необходим был сильный толчок извне, и таким толчком явилось прекращение династии Рюриковичей и появление самозванцев. Смерть Фёдора Иоанновича положила начало череде царей-самозванцев, которые появлялись один за другим и таким образом лишь разжигали огонь социальной нестабильности. Усиливало пламя и внешние вмешательства со стороны поляков и шведов. Не случайно Н.И. Костомаров к основным причинам, положившим начало Смуте, считал интриги польского короля и папы римского, стремившихся подчинить Россию себе [Костомаров; 34].

   Именно в это страшное время, ознаменованное беспорядками и брожениями, появляется таинственный враг Бориса Годунова, объявивший себя ни кем иным как младшим сыном Иоанна Грозного – царевичем Димитрием. Он заявляет о своём твёрдом намерении «идти на Москву, возвращать себе “прародительский престол”» [Пушкарёв; 165].

   Личность Лжедмитрия и на сегодняшний день остаётся загадкой. Наиболее распространённой версией является утверждение, что этот человек – Григорий Отрепьев – бежавший в Литву монах из Чудова монастыря. Этого же варианта придерживался и А.С. Пушкин в своей драме «Борис Годунов».

   Как бы там ни было, Григорий Отрепьев, выдававший себя за убиенного царевича Димитрия, обладал даром убеждения и умением воздействовать на людей. Польские паны дали ему согласие помогать в его дерзком мероприятии. И вот уже в октябре 1604 года Лжедмитрий пересекает пределы Москвы. Его действия более чем решительны, и самым главным из них является издание послания к народу, в котором он сообщал ему, что царевича Димитрия (то есть его самого) спас Господь Бог, указав на злые помыслы Бориса Годунова. По этой причине он, истинный царь, призывает народ принять его как единственного законного наследника. С этого момента начинается ожесточённая борьба двух царей – законного и самозванца, победителем из которой выходит самозванец. Вот как писал об этих событиях очевидец: «людие же в тех градех… чаяху его быти сущего пироженного своея христианские веры царевича… и с радостью ожидаху его, аможе придет, везде грады отворяху ему и подобное поклонение и дары приношаху ему, якоже подобает царскому величеству» [Морозова; 15] .

    Лжедмитрию в завоевании русского трона оказывали помощь не только поляки, но и днепропетровские, и донские казаки, которые были недовольны Годуновым, поскольку тот делал постоянные попытки стеснения их свободы, считая, что они должны подчиняться московским воеводам.

     Годунов, разумеется, не собирался сдаваться без боя. Он собрал большое войско против самозванца, но его дружина не была сплочённой; значительная часть воинов была заражена сомнением: а не идут ли они против настоящего царя? Что же касается воевод и бояр, то они, не будучи верными, Борису, вели войско весьма нерешительно, не демонстрируя ни активности, ни каких-либо стратегических решений.

    В 1605 году Годунов умирает, и его войско переходит на сторону Лжедмитрия. В этом же году, в июне, Москва с почестями принимает нового «законного» царя. Григорий Отрепьев становится единственным правителем русского государства.

    Лжедмитрий показал себя уверенным и  деятельным правителем. Создавалось впечатление, что он действительно является законным наследником Рюриковичей. Некоторые крупнейшие историки (Соловьёв, Ключевский) полагают, что Отрепьев на самом деле верил в своё царственное происхождение и не считал себя самозванцем.

   Интересно, что в дипломатических переговорах он позиционировал себя как «императора». Его большим внешнеполитическим проектом была попытка объединения ряда европейских стран против Турции. Но самонадеянность и предельная самоуверенность не помогли ему удержать надолго своё положение. Ошибкой Лжедмитрия явилось излишнее высокомерие и несоблюдение православных и национальных традиций: он не держал пост (ел телятину в Великий пост), не ходил в баню в положенные дни, не носил русской одежды, предпочитая ей польский кунтуш. Более того, он благоволил полякам, католикам, о своих суждениях по поводу церковных порядков и вовсе не был сдержан, не скрывая своей нелюбви к русскому монашеству. Этого было достаточно, чтобы вызвать недовольство своих подданных. Усугубляло ситуацию высокомерное поведение поляков, живших в Москве. Чувствуя себя в русской столице весьма вольготно, они позволяли себе оскорблять хозяев, вести себя грубо и заносчиво. Кульминацией всего оказался приезд польской невесты Лжедмитрия – Марины Мнишек, которая появилась в Москве в мае 1606 года. Царь обвенчался с ней, и Мнишек была коронована в русские царицы, и это при том, что она отказалась принять православие.  

     Оппозицию против Лжедмитрия и Мнишек возглавил князь Василий Шуйский, который начинал эту акцию ещё ранее, в самом начале его воцарения на троне, за что был осужден и приговорён к смертной казни. Помилование, полученное от Лжедмитрия, не смягчило его по отношению к царю-самозванцу и своего намерения свергнуть его он не оставляет. Таким образом, выждав подходящий момент, Шуйский и его соратники, подняв москвичей набатом, призывают русский народ к изгнанию поляков, а сами врываются в Кремль и убивают Лжедмитрия. В это самое время москвичи разделываются с поляками. Шуйский не проявляет ответного милосердия к своему врагу: Лжедмитрий был убит весьма жестоким способом: над трупом надругались, после чего сожгли и выстрелили пеплом, смешанным с порохом из пушки в ту самую сторону, откуда он явился в Москву.

     3. Восстание Болотникова И.И., появление Лжедмитрия II, царствование Василия Шуйского, польская интервенция.

    Убийство Лжедмитрия I  и воцарение Шуйского (17 мая 1606) не предвещали ничего хорошего ни общественным низам, ни среднему служивому классу, мелкопоместному дворянству. И для тех, и для других Шуйский был «боярским» царём с «узкосословной» программой, и потому, когда разнеслась весть о спасении царя Димитрия, то слух этот имел большой успех, и многих, особенно на окраинах, сплотил вокруг имени Димитрия. Воцарение Шуйского подействовало как сигнал для общественной смуты, как призыв к борьбе.

     В стране начинают вспыхивать восстания. Четыре года пробыл Шуйский у власти, но ему не удалось ни на йоту улучшить положение в стране, его воцарение не успокоило страну, а, напротив, усилило Смуту. «Всеобщее кипение» подогревалось тремя факторами: ухудшением экономического положения; усилением проблем, связанных с военно-служивым классом; падением священного идеала Русского царства, высочайшего авторитета монарха. Это неудивительно – стана кишела самозванцами. Ранее монарх был, в первую очередь, защитником православия, Божьим ставленником и слугой на земле. Д.М. Володихин пишет: «Подлая суета, связанная с прекращением старой династии московских Рюриковичей-Даниловичей, а также совершённые ради трона преступления донельзя опустили и сакральность царской власти, и общественный идеал верного служения государю» [Володихин; 413]. Кроме того, по свидетельству Р.Г. Скрынникова, в отличие от Бориса Годунова, Шуйский вообще не ладил с духовенством, следовательно, и поддержки с этой стороны ожидать не мог [Скринников; 81]. Нельзя назвать стабильным и его отношения с народом, среди которого находилось ещё немало сторонников Лжедмитрия. Следует отметить, что Василию приходилось управлять Думой, разросшейся до весьма больших размеров, что у него получалось очень плохо. Но власть его носила характер непрочный, шаткий, и без советов с Думой он обойтись не мог. Нужно было найти хоть какой-нибудь выход, чтобы успокоить брожения в столице. Осуществить это намерение царю Василию не было дано. 

     Итак, венчание на царство в 1606 году Василия Шуйского коренным образом переворачивает Смутное время. Управлять бурными событиями, беспорядками уже становится невозможно, а общественный раскол приближается к своему апогею. Смута приобретает всеобщий, народный характер, в стране начинают вспыхивать мятежи.

     Наиболее крупным было восстание, известное в истории как восстание Болотникова. Начатое в Путивле воеводой князя Г.П. Шаховского, оно быстро охватило Чернигов и ряд других городов, далее оно сопровождалось народным движением на Юг страны. Борьба велась с переменным успехом под городами Кромы и Елец. В конце лета восстание возглавил Болотников.

    И.И. Болотников является предводителем восстания 1607 – 1608 гг. Это человек со сложной судьбой и авантюрным характером. Был холопом князя А.А. Телятевского, использовался на военной службе. В молодости Болотников бежал к казакам, попал в плен, потом рабство в Турции на галеры. Ему удалось снова бежать, он оказался в Венеции, а после в России. После гибели Лжедмитрия I на территории Речи Посполитой он встретился с очередным самозванцем, который тоже выдавал себя за царевича Димитрия.

    Лжедмитрий II объявился летом 1607 года в городе Стародубе. Он утверждал, что ему удалось спастись от бремени боярского, и теперь он намерен был мстить. Настоящая личность Лжедмитрия II доподлинно неизвестна, хотя некоторые версии существуют. В начале июня 1608 года при поддержке поляков он оказался под Москвой и занял село Тушино, которое укрепил лагерем. Местонахождение Лжедмитрия II поясняет его прозвище, под которым он стал известен истории: «Тушинский вор». В те времена под понятием «вор» подразумевалось несколько иное значение.  Называя в XVII веке человека «вором», люди хотели указать на него как на противника власти, мятежника и смутьяна. Именно так обстояло дело и с Лжедмитрием II, посягнувшим на законную власть. Самозванец сделал Тушино своей «столицей». Именно в Тушино расположилась его свита, и абсурдная ситуация, когда в Москве правил Шуйский, а в Тушино – самозванец – длилась целых два года. Каждому из них подчинялась существенная часть страны, каждый объявил себя истинным государем. Иные бояре и дворяне, не зная точно, кто одержит верх – Шуйский или самозванец, боясь прогадать, готовы были служить то одному, то другому. Этих перебежчиков народ метко окрестил «тушинскими перебежчиками». Занять со своим войском и завладеть престолом «Тушинскому вору» так и не удалось [Соловьёв В.М.; 149]. Но именно этому человеку поверил И.И. Болотников, личность которого заслуживает внимательного рассмотрения.

     Незаурядные личные качества бывшего холопа Болотникова позволяют ему организовать и возглавить поход на Москву для того, чтобы свергнуть Шуйского и восстановить в правах «царя Димитрия». Болотников, наделённый талантом полководца и настоящей смелостью, наносит ряд кровавых поражений правительственным войскам. Он составлял и рассылал «листы», которые адресовал московским холопам и городским низам, призывая убивать своих хозяев, а также торговых людей и иностранцев, переходить на сторону повстанцев.

    В августе 1606 года царские войска были разбиты болотниковцами под Кромами. Через города Орёл, Болхов и другие Болотников двинулся на Москву. Сторонники Шуйского беспощадно уничтожались. Одержав победу в сражении, 23 сентября, при впадении реки Угра в Оку и заняв в Калугу, Болотников в начале октября вошёл без боя в Серпухов, а затем нанёс поражение царскому войску на реке Лопасня. Продвижение повстанцев было приостановлено  князем М.В. Скопиным-Шуйским, который разбил их на реке Пахра и вынудил отступить к Серпухову.

     Победа дворянского выступления Пашкова и Ляпунова над царским войском 25 октября у села Троицкое и его выход к Москве в октябре (это выступление началось параллельно с восстанием Болотникова в 1606 году) позволили и Болотникову подойти к столице и занять ключевые позиции у села Коломенское и деревни Заборье. Дворянские отряды были оттеснены в район Николо-Угрешского монастыря.

   Осада Москвы с 28 октября по 2 декабря стала кульминацией Болотниковского восстания, которое сумело охватить центральные уезды и Поволжье, а точнее – свыше семидесяти городов. Далее в лагере осаждавших произошёл раскол. Причины его связаны с борьбой между Болотниковым и Пашковым, который не разделял призывов Болотникова к крепостным крестьянам и холопам расправляться со своими хозяевами. Одновременно с этим Шуйский делал попытки подкупить дворянских лидеров. 15 ноября на сторону царя перешёл П.П. Ляпунов с дворянским отрядом. Пашков с другими дворянами сделал то же самое 2 декабря – как раз тогда, когда происходило решающее сражение у Нижних Котлов.

     Поражению болотниковцев способствовал также приход на помощь царю смоленского ополчения и других отрядов. Три дня Болотников оборонялся в своём лагере в селе Коломенское, а затем его войско, разделившись, отошло к Калуге и Туле. В Калуге повстанцы с декабря 1606 по начала мая 1607 выдержали осаду, а после победы над царскими войсками на реке Пчельна отрядов И. Муромца, посланных в помощь осаждённых, Болотников перешёл из Калуги в Тулу.

    Политика Шуйского по усилению крепостного права позволила ему консолидировать феодалов и собрать стотысячную армию, которая выступила 21 мая из Серпухова к Туле. Сражения на реке Восьма (5 – 7 июня) и реке Воронья (12 июня) окончились поражением Болотникова. Царские войска осадили Тулу. После того как осаждающие запрудили реку Упа, вследствие чего в Туле началось наводнение, спровоцировавшее болезни и голод. Опасаясь подхода к Туле Лжедмитрия II, объявившегося летом 1607 в северских городах, царь вынудил восставших к сдаче. Посадская верхушка выдала Шуйскому Болотникова и Муромца. Основная масса болотниковцев продолжала участвовать в войне начала XVII века.

    Как бы плохо ни отзывались о Василии Шуйском современники и последующие потомки, следует признать важный факт: он отважно, из последних сил, пытался сохранить старый русский порядок. Он старался сохранить  Московское государство с его традициями, правилами и порядками, с регламентированными отношениями между общественными группами, с сохранением православных канонов и личности царя, который значительно возвышается над всеми остальными. И при нём Московское государство ещё было живым [Володихин; 415].

   Будучи прямым и законным царём, Василий Шуйский твёрдо знал, что все объявившиеся самозванцы только лишь самозванцы, поскольку он своими глазами видел мёртвого царевича Димитрия и, следовательно, он не мог не осознавать, что стоит за правое дело, а потому его правление имеет не только отрицательные стороны, но и положительные. И именно этим качеством – верностью старым идеалам – Шуйский отличался от большой части московской знати – перебежчиков в Тушинский лагерь и обратно. Князя и бояре, склонные к подобным перелётам, прекрасно осознавали, что идут кланяться обманщику, но всё же не брезговали «ходить от одного царя к другому и получать за это награды» [Пушкарёв; 169].

    Шуйский, понимая, что перевес на стороне Лжедмитрия II, обращается за помощью к шведам и получает от них отряд, во главе которого князь Михаил Скопин-Шуйский – племянник царя Василия. Благодаря присоединению ополченцев и северных городов, недовольных правлением самозванца, Скопину-Шуйскому удаётся выдавить тушинцев с насиженного места, а самому двинуться к Москве. Следует отметить, что в Смутном времени можно выявить и светлые моменты. К ним относятся героическая защита одного из самых святых мест России – Троице-Сергиевой лавры от поляков, литовцев и русских предателей, а также деятельность выдающихся исторических лиц М.В. Скопина-Шуйского, К.А. Минина, Д.М. Пожарского и др.

    М.В. Скопин-Шуйский явился отрадой и надеждой народа, а собранное им войско не знало поражений. Стали появляться слухи, что именно Скопину-Шуйскому следует по праву занять русский трон. Но этим надеждам не дано было сбыться: князь внезапно заболевает и умирает. Существует версия, что Скопин-Шуйский был отравлен завистниками, которые не смогли перенести его блестящих военных побед. В частности, речь идёт о бездарном воеводе Димитрии Шуйском, чья жена и поднесла на пиру чашу с отравленным вином Скопину-Шуйскому. Найти замену столь талантливому военачальнику было непросто в стране, переживающей смуту, предательства и обман. И всё же такой человек нашёлся. Это был князь Д.М. Пожарский.

    Ещё до смерти Скопина-Шуйского в стране вновь произошли трагические события. Польский король Сигизмунд оказался недовольным шведской помощью русским. Он обвинил Шуйского в сотрудничестве с врагами и решил использовать сложившуюся ситуацию в интересах своей страны. В сентябре 1609 года Сигизмунд вторгается в Россию и осаждает Смоленск – сильнейшую русскую крепость. Польский король в своих обращения к русскому народу утверждает, что явился он не для крови и убийств, а для прекращения междоусобиц и смуты, поскольку он решил «сжалиться» над Московским государством. Но жители Смоленска не позволяют себе поддаться речам Сигизмунда. Героическое сопротивление польским захватчикам длилось двадцать один месяц.

    В это же время Лжедмитрий II оказывается в крайнем беспокойстве из-за приближения войска Скопина-Шуйского и раздора с поляками. Эти обстоятельства вынуждают его покинуть Тушино и бежать в Калугу. Его свита, оставшаяся без покровителя, решают заключить с Сигизмундом договор о том, чтобы принять на царство Владислава – сына польского короля. Но в марте 1610 года, тушинцы, вынуждены были покинуть свой лагерь, а Скопин-Шуйский торжественно въезжает в освобождённую Москву. Радость от победы была недолгой. Как уже говорилось выше, в апреле Скопин-Шуйский внезапно умирает.

    Тревожные события происходят и на западе Москвы. Войско Димитрия Шуйского, страдавшего от зависти к Скопину-Шуйскому, оказывается не в состоянии отбить нашествие польского войска под командованием гетмана Жолкевского, в результате чего поляки подступают вплотную к Москве. Одновременно с этим со стороны Калуги к столице подходит Лжедмитрий II. Город пребывает в небывалом смятении и панике. Василий Шуйский утрачивает у народа последнее доверие, и в июле 1610 года его свергают с престола.

     4. Окончание смуты. Роль ополчения К.А. Минина и Д.М. Пожарского в борьбе с поляками.

    Избавление от Шуйского не прекратило Смуту, а наоборот, усилило её. Престол оказался вакантен, и Москве предстоял выбор между Самозванцем и Владиславом. Выбирая из двух зол меньшее, Москва, лишь бы не стать жертвой «вора» и его сподвижников, решилась, с болью в сердце, присягнуть королевичу, что и произошло 27 августа 1610 года. Город впускает в свои стены польский военный отряд под начальством Жолкевского. Другого выхода, не существовало: самозванец снова стоял под столицей, и его торжество одним ударом сгубило бы вековую работу прежних поколений. Весь созидательный труд по устроению Русского государства, стоивший такого напряжения и усилий, материальных и духовных, буквально аннулировался, если бы страна попала в руки наиболее худших её элементов.

   Но избрание Владислава, будучи «меньшим злом», не сделалось от этого злом малым. Отношения России к Польше были очевидны ещё со времён Иоанна Грозного: русские видели в поляках национальных врагов, и вот теперь должна была добровольно отдать им руку корону и судьбу. Поэтому последовавшая вскоре смерть Самозванца в декабре 1610 года оказалась двойным благом: она освободила Россию от одного врага и лишила смысла договор, заключённый с поляками. Тем более что к этому моменту стало очевидным, что Владислав был лишь прикрытием, а на русскую корону метил его отец Сигизмунд.

   С этой минуты положение дел не улучшилось, но упростилось. Смерть Лжедмитрия II, не освободив страну от внутренних врагов окончательно, всё же обессилила их. Эпидемия самозванства не исчезла окончательно, захваты и насилия не прекратились, но всё это свелось к отдельным и, что очень важно, разрозненным движениям. Жолкевский продолжал сидеть в Москве, Сигизмунд не отступал от Смоленска, а шведы после призыва Владислава на московский престол из прежних союзников превратились во врагов и захватили в июле 1611 года северо-западные области с Новгородом во главе. И вот только теперь, когда у России снова возникла угроза очутиться под пятой иноземца, громко заговорило в ней чувство самосохранения, и во весь рост встала опасность потерять свою национальную самостоятельность. С той поры Смута вступает в новый, последний, период – национальный или патриотический [Шмурло; 241 – 242].

    Начало патриотическому движению было положено патриархом Гермогеном и архимандритом Троице-Сергиевой лавры. Они рассылали по городам грамоты, призывающие подняться против Сигизмунда. Поляки заточили Гермогена в темницу, но он и оттуда исхитрялся передавать  свои послания. С.М. Соловьёв писал: «Главный двигатель восстания… был патриарх, по мановению которого, во имя веры, вставала и собиралась Земля» [Соловьёв; 165].

   Геромоген был сгноён в темнице, но слова его были услышаны, и они вызвали живой отклик у народа, который пока ещё сносил зло, касающееся материальной стороны. Но когда над Россией зависла угроза католицизма, люди будто проснулись. Они почувствовали себя русскими, родными братьями по вере, членами одной большой семьи. Города начали переписываться между собой, призывая друг друга объединиться против польских интервентов и спасти православную веру и государство.

   Так началось движение ополченцев. В Нижнем Новгороде был объявлен сбор денег на снаряжение рати против ляхов. Нижегородцы всем миром постановили собрать средства на ополчение. Люди отдавали не только деньги, но и украшения, и ценные вещи. Пример другим подал торговый человек Кузьма Минин. Он обратился к народу с пламенной речью, в которой с необыкновенной убедительностью и красноречием для простого человека сумел убедить массы в необходимости ополчение и национально-освободительной борьбы.

    Начало сбора средств было положено самим Мининым, который внёс предложение сдать на войско треть средств каждого. Следует отметить, что к этому моменту поляки уже взяли Смоленск, подвергли значительную часть Москвы разгрому и сожжению. Многие жители (исчисляются тысячами) были избиты. Под Москвой был разбит лагерь земского ополчения, во главе которого находились Прокопий Ляпунов (рязанский воевода), Иван Заруцкий (казачий атаман) и князь Димитрий Трубецкой. Но лагерь этот, раздираемый внутренними противоречиями и различиями в целях, не имел достаточной силы, чтобы одолеть поляков.

     Собранное Мининым ополчение, напротив, обладало необходимой мощью для победы над захватчиками. Примечательно, что руководить ополчением был приглашён Д.М. Пожарский. В ноябре 1611 он приезжает в Нижний Новгород и начинает подготовку к наступлению.

     Весной 1612 года войско Минина и Пожарского начинает движение вверх по Волге, по дороге присоединяя к себе всё большее количество участников. Это был один из главных стратегических ходов Пожарского – собрать максимально сильное и многочисленное войско, и он не прогадал. В Москве так же готовились к выступлению против интервентов: ковали оружие, собирали отряды. А.В. Шишов пишет: «Восстание началось стихийно 19 марта. По городу прошел слух, что Гонсевский собирается выступить со своим войском из Москвы навстречу  ополчению, напасть  на  его  разрозненные  отряды  и уничтожить их поочередно, пока они не успели соединиться» [Шишов; 39].

     Дело освобождения было нелёгким – давала о себе знать разрозненность лидеров (Заруцкого и Трубецкого), деятельность различных внутренних группировок. В один момент дело вообще показалось пропащим: полки гетмана стали одолевать рать Пожарского, казаки же Трубецкого стояли, не двигаясь, на противоположном берегу реки и глумились. Два дня спустя, в другом бою, Пожарскому удалось спасти положение лишь благодаря нравственному воздействию духовенства: келарь Авраамий Палицын объехал казацкие таборы и, пристыдив их, уговорил помочь земскому ополчению.

   22 октября 1612 года Москва была освобождена от захватчиков. Изгнание поляков и освобождение столицы стало национальным праздником Руси. В этот же день празднуется, и икона Казанской Божией Матери, с которой к Москве шёл со своим войском князь Пожарский. Впоследствии он собственные средства возвёл храм Казанской Божией Матери на Красной площади. Роль ополчения Минина и Пожарского в борьбе против поляков трудно переоценить. Они сумели и словом, и делом пробудить национальное чувство народа и поднять его на борьбу в тяжелейших условиях Смутного времени.

    Итак, Москва была очищена от врагов, и стало возможным приступить к главному делу – избранию нового царя. 21 февраля 1613 года им стал Михаил Романов. Со Смутой было покончено, тяжёлые последствия, которой, однако, ещё будут сказываться долгое время. 

    5. Заключение.

    Смутное время было сложнейшим периодом в истории Российского государства. Причинами, вызвавшими его, были аномалия и паралич верховной власти, а также бедственное экономическое положение и нравственный распад, сделавший нормой доносительство, предательство и обман. Череда царей-самозванцев окончательно расшатала устои государства.

    Характер Смуты развивался по трём периодам: династическому (борьба за царскую власть от Бориса Годунова до Василия Шуйского), общественному (междоусобица и вторжение иностранных правительств) и национальному (освободительная война русского народа под началом К.А. Минина и Д.М. Пожарского и создание правительства национального, избрание законного царя М.Ф. Романова).

   Смутное время оказалось потрясением во всех областях функционирования государства: экономической, политической, социальной, духовно-нравственной. Но самым главным уроком Смуты оказалось выявление способности русской Земли к самовосстановлению. Смута показала: Россия – не создание какого-то одного хозяина, а результат объединения всего народа, без оглядок на чины и сословия. Только объединение могло принести победу, и события Смутного времени безоговорочно доказали это.

    6. Список литературы.

1. Володихин Д.М. Царь Фёдор Иванович / Д.М. Володихин. – М.: Молодая гвардия, 2011. – 255 с. 

2. Ключевский В. О. Ключевский. Сочинения в девяти томах. Том. Курс русской истории / В.О. Ключевский. – М.: Мысль, 1989. – 480 с.

3. Костомаров Н. И. Повесть об освобождении Москвы от поляков в 1612 году и избрание царя Михаила. Исследования. Документы / Н.И. Костомаров. – М.: Книга,1988. – 64 с.

4. Морозов Б.Н. И.И. Болотников и его восстание // Отечественная история с древнейших времён до 1917 года. Энциклопедия. Т.1. – М.: Научное издательство «Большая Российская Энциклопедия», 1994. – 688 с.

5. Морозова Л.Е. История России. Смутное время /Л.Е. Морозова. – М.: Аст, Астрель, 2011. – 544 с.

6. Морозова Л.Е. Смутное время начала XVII века в сочинениях русских современников. Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук /Л.Е. Морозова. – М., 2001. – 373 с.

7. Пушкарёв С.Г. Обзор русской истории / С.Г. Пушкарёв. – Ставрополь: Кавказский край, 1993. – 416 с.  

8. Соловьёв С.М. История России с древнейших времён /С.М. Соловьёв. – М.: Эксмо, 2009. – 1024 с.

9. Соловьёв В.М. История России / В.М. Соловьёв. – М.: Белый Город, 2012. – 415 с.

10. Скрынников Р.Г. Иван Грозный. Борис Годунов. Василий Шуйский /Р.Г. Скрынников. – М.: Neoclassic, АСТ, Транзиткнига, 2005. – 1008 с.

11. Шишов А.В. Минин и Пожарский / А.В. Шишов. – Москва: Воениздат, 1990. – 158 с.

12. Шмурло Е.Ф. История России 862 – 1917 гг. / Е.Ф. Шмурло. – М.: Аграф, 1997. – 736 с.

Яндекс.Метрика Анализ сайта referatreferatovich.ru