Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Реферат по учебной дисциплине "История России"

на тему:"Правление Анны Иоанновны (1730 – 1740) и Ивана VI(1740 – 1741)".

 

    План.

1. Введение.

2. Биография Анны Иоанновны.

3. Начало правления императрицы. Состав и значение Верховного тайного совета.

4. Внутренняя политика императрицы.

5. Внешняя политика Анны Иоанновны.

6. Правление Ивана VI.

7. Заключение.

8. Список литературы.

    1. Введение.

   Личность Анны Иоанновны (1693 – 1740) принадлежит к одной из самой загадочных в истории русских царей. Если исследовать историографию любого периода (до, после революции, современную), то подавляющее большинство учёных утверждают, что эпоха Анны Иоанновны была одной из худших за время существования самодержавия в России. Императрица удостоилась от историков либо самых нелестных эпитетов, в том числе от такого авторитетного учёного, как В.О. Ключевский; либо воспринималась как «бироновщина», и за этим термином фигура Анны Иоанновны практически аннулирована. Впрочем, в отечественной истории этой эпохе уделено не так уж много места. Примечательны слова Е.А. Анисимова, который утверждал, что историография этого периода сравнима «с маленьким холмиком у Монблана», имея в виду количество научной литературы, посвящённой императрице Анне, в сравнении хотя бы с Петром I [Анисимов; 10]. 

    Сегодня ситуация меняется в лучшую сторону. В появившихся трудах значимых современных историков Е.В. Анисимова, А.В. Донникова, И.В Курукина личность и эпоха Анны Иоанновны вырисовывается совсем в ином свете. Эти исследования будут незаменимы для написания более крупных работ по данной теме. Целью данной работы является выявление наиболее заметных деяний Анны Иоанновны, подтверждённые большинством исследователей.

    2. Биография Анны Иоанновны.

    По мнению многих историков, Анна Иоанновна – племянница Петра I – оказалась неспособной управлять огромной страной. Ей приписывают скверный нрав,  жестокость, самодурство, очень непростой характер. Интересно, что изучение большого количества литературы практически сразу выявляет множество противоречий. Так, автор книги о доме Романовых И.Н. Божерянов, крупный публицист и писатель историк дореволюционного периода,  пишет о том, что претендентка на трон герцогиня курляндская Анна «обладала всеми нужными качествами ума и сердца, необходимыми для престола» [Божерянов; 75]. Тем не менее, этот голос тонет в хоре прямо противоположных мнений. Вероятно, что доля истины в этом есть, и формированию неприятных черт характера во многом способствовали условия, в которых воспитывалась будущая императрица.

    Детство Анны Иоанновны прошло в царском дворце, ведь она была дочерью Ивана V (1666 – 1696), правившего страной с 1682 года до своей смерти. Её мать, царица Прасковья Фёдоровна (1664 – 1723), также характеризуется как весьма сложная в общении личность, до крайности гордящаяся своим высоким положением.  Е.Ф. Шмурло пишет: «Малообразованная и тщеславная, суеверная, набожная, с наклонностью к самодурству, она любила роскошь, находила удовольствие в грубых забавах, щедро награждала своих “девок” (фрейлин) пощёчинами и жила, вечно окружённая юродивыми, шутами и приживалками, которые промышляли ей то девочку-персиянку, то диковинного скворца, умевшего петь особенным образом» [Шмурло; 461]. Помимо перечисленного, Анна Иоанновна любила стрелять из окон дворца по птицам и зверям, предаваться другим, не менее оригинальным забавам.

   Учение Анне не давалось, ей не удалось в полной мере овладеть ни немецким, ни французским языками. Корявый почерк свидетельствует и о трудностях с письмом. Зато стрельбу из ружья она полюбила с юности. Возможно, что оригинальные увлечения Анны были своеобразной психологической защитой, ведь мать не уделяла ей должного внимания, обратив всю свою любовь на старшую дочь Екатерину. И.В. Курукин пишет: «А что ещё она видела в юности? Переезды, неустроенный быт только что основанного Петербурга, случайных учителей, пальбу и фейерверки петровского двора, привычные жестокости, когда государь лично распоряжался повешением дезертиров или царские шуты получали пощёчины за червонцы» [Курукин; 19].

   Реформы  Петра Великого позволили царевнам выходить в свет, благодаря чему они смогли хотя бы немного расширить границы своего мирка. Самому Петру I племянницы были очень нужны для его внешнеполитических целей. Именно на Анну пал выбор, когда принцу Саксонии – союзнику российского императора – понадобилась невеста. Таким образом, Анне первой из царственных особ предстояло выйти замуж заграницу. В марте 1710 года она вместе с матерью и сёстрами прибывает в Петербург. Там, однако, император меняет своё решение, и Анна становится супругой герцога Курляндского.

   Сама свадьба и последующие дни сопровождались обильными возлияниями и бесконечными развлечениями всё с теми же карликами. Едва оправившись от свадебных торжеств, молодые были вынуждены принимать участие в следующих праздничных мероприятиях: день рождения А.Д. Меншикова (1673 – 1729), далее – празднование в честь учреждения ордена Андрея Первозванного, после чего наступил Новый год. На всех этих праздниках Пётр заставлял пить иногда не менее чем по два литра за один раз. По всей вероятности, организм герцога Курляндии не был готов к подобным испытаниям, и череда праздников окончилась трагически – 13 января 1711 Фридрих Вильгельм умер. Будущая императрица осталась вдовой, пробыв замужем всего лишь год.

    Какое-то время герцогиня Анна жила у матери, после чего отправилась в Курляндию, хотя прав на герцогство у неё не было. В Курляндии она мешала очередным планам Петра I, и он распорядился отправить её в Митаву. Там ей были выделены замок и прочие необходимые атрибуты для столь высокопоставленной особы. Но Анне не нравилось в Митаве, она хотела в Москву, и ей удалось вырваться туда в 1714 – 1715 гг. В этот период у неё были большие проблемы со здоровьем: горячка, приступы мочекаменной болезни, от которой ей суждено было умереть.

   Анне плохо жилось в Курляндии, куда она всякий раз должна была возвращаться после кратких посещений Москвы и Петербурга. Положение вдовствующей герцогини оказалось незавидным, к тому же она была стеснена в средствах. Но её чувства никого не волновали. По меткому выражению И.В. Курукина, Анна выполняла для своего дядюшки функцию «шахматной фигуры», которую тот переставлял, в зависимости от своих политических целей [Курукин; 28].

    Рассматривались и вопросы вторичного брака Анны Иоанновны, но никто из многочисленных претендентов так и не сделался её супругом. Единственной отрадой герцогини было эпистолярное общение с сёстрами. Потом в её лично жизни начинают происходить перемены: сначала в лице А.М. Бестужева (1693 – 1776), а потом и Э.И. Бирона (1690 – 1772), который сумел обрести над Анной Иоанновной большую власть, которую потом использовал в своих карьерных целях.

    Смерть Петра I (30 января 1730 года) принесла грандиозные перемены в судьбу Анны Иоанновны – она стала императрицей государства Российского. 10 февраля Анна Иоанновна выехала, наконец, из Курляндии, которая давно тяготила её, а 15 февраля она уже была в Москве. Коронация состоялась 9 мая 1730 года.

    Её правление длилось десять лет. Умерла Анна Иоанновна от давно мучавшей её мочекаменной болезни и подагры в возрасте сорока семи лет, подписав перед смертью документ об опеке Бирона над новорождённым наследником.

     3. Начало правления императрицы. Состав и значение Верховного тайного совета.

    Закон 5 февраля 1722 о престолонаследии и по смерти Петра II остался без применения: наследник не был указан, и власть пока практически перешла к высшим учреждениям: Верховному Тайному Совету, Сенату и Синоду. В особом заседании Совета Д.М. Голицын (1665 – 1737) внёс предложение передать корону вдовствующей герцогине Курляндской Анне Иоанновне.

    Итак, императрица Анна вступила на престол, живя раньше в Митаве на положении вдовствующей герцогини Курляндской. В первые дни своим поведением, применив смекалку и энергию, сумела скрыть свою неподготовленность к правлению, ловко проведя членов Тайного Верховного Совета. Хотя положение, в котором находилась Россия в момент вступления Анны на престол, было весьма тяжёлым. Страна ещё не оправилась от того страшного напряжения, в каком её держал Пётр I. 

   Престол был предложен Анне на особых условиях: она была обязанной по восьми пунктам, являвшимися прерогативой исключительно верховной власти, принимать свои решения только лишь с согласия Верховного Тайного Совета – такого было значение этого учреждения, в который входили А.Д. Меншиков, Г.И. Головкин, Ф.М. Апраксин, П.А. Толстой, А.И. Остерман, Д.М. Голицын.

  Пункты составленного ими документа содержали следующее: объявление и заключение войны; налоговая политика; возведение в чины выше полковничьего (при этом вся армия находилась под верховным началом Совета); лишение дворян жизни, состояния, чести только по суду; раздача вотчин и деревень в пожалование; производство в придворные чины; употребление государственных доходов в расход.

   Особым условием,  которое ставилось перед Анной Иоанновной, было пребывание в статусе вдовы. Она также не должна была назначать себе наследника и не менять число членов Верховного Тайного Совета. Документ гласил: «А буде чего по сему обещанию не исполню, то лишена буду российской короны» [Курукин; 64].

   План Голицына предполагал, что сформулированные положения послужат основной для будущей конституции. Рядом с Верховным Тайным Советом, назначавшим на все должности, ведавшим финансы, важнейшие дела по иностранной политике, стоял сенат, как высшая судебная инстанция, и две палаты выборных представителей: одна из низшего шляхетства, другая от городского населения (торгового и ремесленного класса).  Но план этот так и не осуществился. О нём даже мало кто знал. Но кондиции эти, «в том виде, как вышли из Совета, носили, несомненно, олигархический характер, ограничивая самодержавную власть волей небольшой кучки лиц» [Шмурло; 457].

   Общественное мнение не одобрило замыслы верховников, поскольку никого не прельщало получить восемь правителей вместо одного. Кондиции были отправлены в Митаву (город в Курляндии), где находилась будущая императрица. В этот же момент в Москву приехало большое количество провинциального дворянства, поскольку были приглашены на свадьбу императора Петра II (1715 – 1730) с княжной Е.А. Долгорукой (1712 – 1747). Но Пётр II неожиданно скончался. Из-за всех этих обстоятельств город охватило нездоровое оживление; всюду обсуждались не только смерть государя и несостоявшаяся свадьба, но и выработанные кондиции, подвергшиеся резкой критике. Люди разбивались на группы, и каждая из них вырабатывала свой проект взамен существующего.

    В результате сформировались два направления: одно было в пользу сохранения прежних самодержавных традиций, другое, лидирующее по количеству, считало, что идея о совместном  управлении государства является справедливой.

    Правила императрица при поддержке её иностранных помощников, особенно её фаворита Бирона. Э.И. Бирон был родом из Курляндии, имел очень привлекательную внешность, обладал прекрасными манерами и приветливым обращением. Ему были присущи деловые качества, вопрос о карьере стоял для него как жизненно важный. Личные его качества характеризуются не столь положительным образом: мстительный, эгоистичный, морально нечистоплотный, он пробивал себе дорогу всеми возможными способами. Это был человек бессердечный, настойчивый, впоследствии ещё и жестокий. Удивительная энергичность помогала ему достигать своих целей.

    Гордое курляндское рыцарство относилось к Бирону свысока, задевая и оскорбляя его самолюбие, и из этого с ним обращения он вынес к родовитой аристократии презрение, которое со временем ещё больше усилилось в отношении к русской знати. Будучи немцем, он вообще смотрел на русских с пренебрежением и выказал это ещё больше, когда оказался у власти [Корсаков; 82].

     Обстановка, при которой Анна Иоанновна вступила на престол, вызвала в ней недоверие к русским. Поэтому учреждение двух новых гвардейских полков, Конного и Измайловского, которые наполовину были набраны из иностранцев (прибалтийских немцев и курляндцев) и находились под командованием иностранных командиров, дало ей возможность чувствовать себя намного спокойнее.

     За Бироном к русскому двору потянулись и другие немцы, демонстрировавшие к  судьбе России безразличие и безучастность. Их интересовала только собственная выгода. Особо дурную славу приобрели братья Левенвольде, один из которых являлся обер-гофмаршалом, а другой – обер-шталмейстер.  Сенат, вначале восстановленный в былых правах, в скором времени снова их утратил, поскольку был учреждён Кабинет министров, в который вошли А.И. Остерман (1867 – 1747), канцлер Г.И. Головкин (1660 – 1734), князь А.М. Черкасский (1680 – 1742).

    В.О. Ключевский, который в своей оценке Анны Иоанновны оказался беспощаден, отмечает, что царский двор отличался немыслимой роскошью, в то время как правительству отчаянно были нужны денежные средства, а материальное положение населения находилось на грани истощения из-за непомерно тяжёлых налогов. На страну, как по заказу, обрушились и другие бедствия: массовые болезни, неурожаи, голод, пожары. Всё это не остановило Доимочную канцелярию, которая продолжавшую выбивать последние деньги у народа. В.О. Ключевский прямо пишет: «…устроена была доимочная облава на народ: снаряжались вымогательные экспедиции; неисправных областных правителей ковали в цепи, помещиков и старост в тюрьмах морили голодом до смерти, крестьян били на правеже и продавали у них всё, что попадалось под руку. Повторялось татарское нашествие, только из отечественной столицы. Стон и вопль пошел по стране... Подпирая собой иноземное иго, гвардия служила бироновщине и во взимании недоимок... Любимое детище Петра, цвет созданного им войска — гвардеец — явился жандармом» [Ключевский; 322].

    Старые гвардейские полки, а вместе с ними всё дворянство, интеллигенция этой эпохи были действительно обижены на то, что предпочтение при дворе оказывалось лицам немецкого происхождения, а также на их высокомерное и заносчивое поведение, им присущее. Внешней политикой заправляли лица, которые не понимали сути реформаторской деятельности Петра Великого. Все блестящие результаты: победоносная война с Турцией, удавшаяся Крымская операция, завоевание Очакова, Азова, Ясс, Хотина, блестящая победа при Ставучанах – были сведены практически к нулю.

    Дипломатия эпохи Анны, отличавшаяся продажностью и близорукостью, обесценила тяжёлые жертвы, которые принесло ранее государство. По Белградскому миру (1739), за Россией оставили один лишь только Азов (потерянный в 1711), да и то с обязательством снести его укрепления. Средоточие крымских разбойников и низовья Днепра по-прежнему оставались за пределами России, и страна не могла держать в Чёрном море ни торгового, ни военного флота. 

    Итак, начало правления Анны Иоанновны было отмечено интригами, противостоянием между её окружением и Верховным Тайным Советом и стремлением улучшить положение именно иностранной прослойки населения.

     4. Внутренняя политика императрицы.

    Анна Иоанновна была обязана шляхетству своим самодержавием, а потому не могла не пойти навстречу его пожеланиям. Эта ситуация выразилась созданием четырёх указаний. Первый из них гласил об «устранении» Верховного Тайного Совета, возвращению сенату его прежнего положения первого правительственного учреждения. Теперь число его членов составляло двадцать один человек (4 марта 1730). Далее был отменён закон о майорате (март, 1731), ведь шляхетство очень тяготилось этим законом, поскольку он предписывал родителям отдавать всё имение одному сыну, обходя всех остальных. Родители шли на различные ухищрения, чтобы обойти этот закон. А иногда между членами семьи происходили кровавые драмы, заканчивающиеся смертью. Новый же закон даровал дворянству полную свободу в распоряжении своими имениями, а небольшое ограничение касалось только родовых имений.

    Третьим мероприятием Анны Иоанновны в пользу шляхетства стало основание сухопутного шляхетского корпуса. Это была первая военная школа для молодых дворян в России (июль 1731). Те, кто благополучно прошли в ней курс обучения, получали право поступать на действительную службу прямо в чине офицера, избавляясь, таким образом, от предварительного прохождения её в качестве простого солдата, как это было установлено Петром I.

    Следующим преобразовательным шагом в этом направлении оказалось ограничение военной службы двадцатью пятью годами взамен прежней бессрочной (декабрь, 1736). Если же семейство являлось особенно большим, то один из братьев совсем освобождался от службы.

    Дворянство поспешило воспользоваться неожиданной льготой. После завершения Турецкой войны (1739) более половины офицеров подали в отставку. Поскольку среди дворян было принято записываться в полки в самом раннем возрасте, в 10 – 12 лет, то теперь многие, ещё бодрые и сильные, принялись хлопотать об отставке. Некоторые, даже не имея денег, сами работали на земле, лишь бы только не служить. В результате, бегство из армии приняло такие большие масштабы, что действие нового закона пришлось временно приостановить. В полной силе его восстановили лишь через несколько лет, когда на троне была уже Елизавета Петровна.

   Дворянская льгота в отношении военной службы в какой-то мере отразилась на положении помещичьих крестьян. Правительство вынужденно не задерживало дворян на службе, поскольку они были ему нужны и в деревне. Война со Швецией и тяжёлые налоги подорвали народные силы. Недоимки в податях возросли от двух миллионов (1724)  до пятнадцати (1732). Теперь выход шляхетства из армии и возвращение его в деревню открывали новые пути. Прежние сборщики налогов были заменены помещиками, которые сами отвечали за недоимки своих крестьян. Это неизбежно вело к расширению власти помещиков и дало им возможность свободно распоряжаться крестьянским трудом. Так, параллельно освобождению дворянского класса росла зависимость и подчинение крестьянского.

    Анна Иоанновна не могла простить верховникам их конституционной затеи видела в них своих личных врагов. Когда она приводила в осуществление репрессии против них, ею руководило исключительно чувство мести. Д.М. Голицын предвидел это, что подтверждают сказанные им слова после того, как гвардия провозгласила Анну императрицей: «Я знаю, что буду жертвой неудачи этого дела». Он не ошибся: в 1737 году князь был впутан в тяжбу своих родственников, обвинён в оскорблении и кощунстве против царицы, и в семидесятичетырёхлетнем возрасте он был заточён в Шлиссельбургскую крепость, где и скончался.

     Не менее тяжкая участь постигла и семейство Долгоруких. Сначала они были сосланы в различные отдалённые места, затем у них отняли всё, что возможно, держа их в самых суровых и унизительных условиях. Но и на этом санкции против них не закончились: в 1738 году, воспользовавшись низким доносов людей, сводивших с Долгорукими какие-то свои счёты, семейство, подобно Голицыну, обвинили в оскорблении государыни. После жестоких пыток и истязаний суд приговорил четырёх Долгоруких и их приближённых к смертной казни. Остальные были сосланы на Камчатку, где они не могли никуда ходить, кроме церкви.

    И хотя сейчас идут споры по поводу истинного характера правления Анны Иоанновны, нельзя не прислушаться к словам В.О. Ключевского, который был очень осторожен в своих суждениях, утверждавшему, что эпоха Анны Иоанновны является не только одной из самых «мрачных» страниц истории, но и ещё и «тёмных» [Ключевский; 234]. Даже если императрица действительно была оговорена своими современниками, как утверждает И.В. Курукин, такой крупный историк, как Ключевский, не мог не разглядеть характер и суть её правления. Он и другие не менее компетентные историки видели, что со смертью Петра I его идея правления, основанная на заботе государя в первую очередь о народном благе, начала постепенно гаснуть, а во времена царствования Анны Иоанновны и вовсе угасла. Над всем доминировали личные и семейные интересы.

   Внутригосударственная деятельность Анны Иоанновны отмечена и другими мероприятиями: опись заповедных лесов, принадлежащих государству (1730), регламентация торговли хлебом (1734), создание нового горного устава (1739), издание манифеста Синоду с требованиями соблюдения чистоты православной веры (1730), распоряжение о сожжении колдунов (1731), введение смертной казни за богохульство (1738). При Анне Иоанновне было открыты духовные семинарии в шестнадцати городах. Это свидетельствует о её стремлении укрепить православную веру.

   Поскольку у Анны Иоанновны не было детей, она должна была позаботиться о преемнике. У государыни родилась идея передать власть ближайшим родственникам, но из таковых была только лишь одна племянница Анна Леопольдовна (1718 – 1746). Императрица выдала её замуж за Антона-Ульриха, герцога брауншвейгского (1714 – 1744). Их сына Ивана (1740 – 1764) Анна Иоанновна объявила наследником престола. Ввиду этих обстоятельств следовало подумать о регентстве. Вполне логичным в условиях царствования императрицы было назначение регентом Бирона. Таким образом, на много лет, вплоть до совершеннолетия Ивана, Анна Иоанновна отдала судьбу империи в руки иноземца. Бумагу о регентстве она подписала перед самой своей смертью.

   Узнав об этом, общество взволновалось. Самый ненавистный из иноземных фаворитов – Бирон, на которого привыкли списывать все бедствия и несчастья этой тяжёлой и тёмной эпохи, вдруг делается самостоятельным правителем. В.С. Соловьёв пишет: «Этот позор Анны становится полноправным преемником её власти; власть царей русских, власть Петра Великого в руках иноземца, ненавидимого за вред, им причинённый, презираемого за бездарность, за то средство, которым он поднялся на высоту! Бывали в России позорные времена; обманщики стремились к верховной власти и овладевали ею; но они, по крайней мере, обманывали, прикрываясь священным именем законных наследников престола, но это был иноземец без прикрытия, иноверец, собирающийся самовольно управлять Россией в течение семнадцати лет» [Соловьёв; 466].

    Общество осознавало, что вероятное воцарение Бирона на престоле будет обстоятельством бесправным и возмутительным. Против него начали предприниматься определённые действия. Такое настроение умов не позволило ему надолго задержаться на троне. В результате решительного действия гвардейцев Бирон был арестован (в ночь с 8 на 9 ноября 1740 года). В третий раз после Петра Великого гвардия решила судьбу империи.

    5. Внешняя политика.

   Внешнеполитические дела велись с переменным успехом. За период её царствования было заключено немало выгодных сделок в сфере торговли с различными странами: Китаем, Англией, Персией, Испанией, Швецией. 

   Благодаря грамотным действиям А.И. Остермана, достигла успехов во внешней политике. Будучи главным советником по внешнеполитическим делам, он успешно выработал основные положения России в этой сфере. Так, удалось заключить военный союз с Австрией, утвердить интересы России в  Причерноморье и на Балканах. Остерман вёл упорную и активную борьбу за российское влияние на Польшу и Германию.

    В 1733 году, Россия приняла участие в борьбе за польский престол. Это произошло после смерти Августа II (1670 – 1733), когда необходимо было поддержать его сына Станислава Лещинского (1677 – 1766). Его кандидатура одобрялась Францией. В Польшу было направлено большое войско (не менее пятидесяти тысяч), которое почти пять месяцев вело осаду Данцига – именно там скрывался Станислав. Результатом этих действий было изгнание Лещинского из Польши, а его место занял Станислав Август (1732 – 1798).

    В это время велась не только война с Польшей, но и периодически происходили набеги со стороны крымских татар. В 1735 году началась война с Турцией. Б.Х. Миних (1683 – 1767) – генерал-фельдмаршал – совершил три военных похода на Крым, в результате чего были взяты Очаков и Азов. В 1739 году, в результате победы под Ставучанами, были заняты Яссы и Хотин. Там же произошло празднество в честь покорения Молдавского княжества.

   Итак, эпоха Анны Иоанновны захватила и войну с Турцией (1735 – 1739). И хотя у России в этой войне существовали значительные успехи, сами военные действия стали довольно утомительной деятельностью – в плане финансирования, и своей длительностью.

   Ситуация ухудшилась, когда  Австрия в обход России заключила  сепаратный мир с Турцией, игнорируя союзничество. Причиной тому были не беспочвенные опасения по поводу роста российского влияния на Балканах.

Результатом тому явилось заключение крайне невыгодного, носящего позорный характер «Белградского мира» (1739), по условиям которого  Россия  отказывалась от прежних завоеваний (Болгария и Крым), а также ставился запрет на флот в Азовском и Чёрном морях.

    Можно сказать, что войны, которые велись в период правления Анны Иоанновны, не приносили империи никаких выгод и приобретений, но при этом приобретали значение в европейском ракурсе, поскольку поднимали международный престиж России.

     6. Правление Ивана VI.

 Сын Анны Леопольдовны, объявленный императрицей наследником престола, обострил отношения между высокопоставленными особами, особенно между Бироном и родителями Ивана Антоновича. После свержения Бирона регентство перешло к Анне Леопольдовне. Но далее положение царственной семьи только лишь ухудшалось. Уже в декабре 1741 года они все были арестованы. В этот день был свершён дворцовый переворот, и новой русской императрицей сделалась Елизавета Петровна (1709 – 1762) – дочь Петра Великого.

    Правительницей был издан манифест (ноябрь 1741 года), в котором предусматривалась и участь семейства Брауншвейгских. В частности, было сказано, что их отправят заграницу. Пока же они содержались под стражей в елизаветинском дворце. Вначале этот пункт манифеста начал исполняться, как и было задумано, и семью в полном составе начали вывозить из Петербурга. Но далее Елизавета поменяла свои планы. Она решила оставить младенца у себя до тех пор, пока в Росси не прибудет Пётр Голштинский (1728 – 1762) – будущий Пётр III. Далее Анна Леопольдовна была принуждена к присяге на верность Елизавете не только от своего лица, но и от маленького Ивана Антоновича.

   Елизавета Петровна видела для себя опасность в существовании семейства Брауншвейгского. Попытка убийства её и будущего Петра III лишний раз убедили в этом Елизавету. По этой причине императрица пришла к решению не выпускать Иоанна VI из России. Супруги  Анна Леопольдовна и Антон-Ульрих тем временем были отправлены на Соловки без сына. Больше Иван Антонович никогда не видел мать, которая умерла в 1746 году при вторых родах.

   У Иоанна VI сложилась на редкость трагическая судьба. Разлучённый с родителями в столь раннем возрасте, он далее содержался в изоляции от общества, в одиночной камере. Практически всё ему было запрещено, вплоть до получения образования и даже разговоров. Все, кто знали о маленьком узнике, обязаны были молчать. Тем не менее, несмотря на столь жестокое отношение, Иоанн Антонович всё-таки знал, что он император, умел читать (его единственной книгой была Библия). Нет ничего удивительного в том, что через некоторое время у него проявились признаки психического заболевания, которые подавлялись отнюдь не медикаментозным способом. 

   Имя Ивана Антоновича было категорически запрещено упоминать. С.Ф. Либрович пишет: «Упоминание о нём считалось преступлением. Были уничтожены все следы его царствования. Он поплатился пожизненным заточением за то, что четыреста четыре дня носил титул Императора Всероссийского. Поэтому трагическую история Ивана Антоновича называют историей русской Железной Маски» [Либрович; 3].

    Восхождение Петра III на трон ничего не изменило в положении Иоанна Антоновича. Более того, было издано постановление об убийстве его, если маленький император сделает попытку сбежать. Елизавета, сначала было задумавшая вступить в брак с Иоанном Антоновичем, но потом оставившая эту попытку, подтвердила решение Петра об убийстве.

   В 1674 году подпоручик В.Я. Мирович (1739 – 1764) сделал попытку освобождения пленника, чтобы провозгласить его императором, но дело не удалось. Мирович был казнён. Во время перестрелки убили и юного императора. Следуя инструкции Петра и Елизаветы, Иоанн Антонович был заколот солдатами. Нет сомнения в том, что судьба Иоанна VI является не только трагической, но и одним из самых позорных пятен нашей истории.  

     7. Заключение.

    Из всего вышесказанного можно сделать ряд выводов. Анна Иоанновна, будучи представителем династии Романовых, была приглашена на русский престол Верховным Тайным Советом (инициатива Д.М. Голицына, 25.01.1730) на условиях ограниченного самодержавия в пользу старомосковской знати. По приезде в Россию была поддержана оппозицией Верховного Тайного Совета (А.И. Остерман, Г.И. Головкин и др.). После вручения челобитной от дворянства о восстановлении самодержавной власти разорвала кондиции (25.02.1730). Ликвидировав Верховный Тайный Совет в марте 1730 года, восстановила значение Сената. В 1731 году издала манифест о всенародной присяге наследнику престола, назначенному императрицей. Правила с помощью иностранцев, в частности, Э.И. Бирона. По повелению императрицы в стране действовала Тайная розыскная канцелярия. Даровала ряд привилегий дворянству: отменила закон о единонаследии, учредила Шляхетный корпус (1731), разрешила управление имениями одному из сыновей владельцев (1736), службу для дворян ограничила двадцатью пятью годами (1736 – 1740). Беспощадно подавляла дворянскую оппозицию, сослав и заключив в тюрьму цвет русского дворянства. В 1738 году установила смертную казнь за богохульство.

    Внешняя политика: в 1733 – 1735 гг. российские войска участвовали в изгнании Станислава I Лещинского из Саксонии, что способствовало избранию польским королём Станислава Августа курфюрста Саксонского (Август III).

   Укреплению позиций России в Прибалтике способствовало избрание Э.И. Бирона герцогом Курляндским и Семигальским (1737). Проявив неспособность противостоять экспансии иранского Надир-шаха, Анна Иоанновна отказалась от завоёванных Петром Великим прикаспийских территорий. Не смогла она использовать и достижения русско-турецкой войны 1735 – 1739 гг. и заключила невыгодный для России Белградский мир 1739. Стремясь закрепить право на российский престол за потомками Иоанна V, перед смертью назначила своим преемником Иоанна Антоновича, а регентом до его совершеннолетия – Бирона.

    8. Список литературы.

1. Анисимов Е.В. Анна Иоанновна/ Е.В. Анисимов. – М.: Молодая гвардия, 2002. – 362 с.

2. Божерянов И.Н. Триста лет царствования дома Романовых. Репринтное издание /И.Н. Божерянов. – М.: Ассоциация «Информ-Эко», 1990. – 174 с.

3. Донников А.В.  Правление Анны Иоанновны в отечественной историографии. Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук/А.В. Донников. – М., 2003. – 144 с.

4. Ключевский В.О. Избранные лекции «Курса русской истории» / В. О. Ключевский. – Ростов н/Д: Феникс, 2002. – 672 с.

5. Корсаков Д.А. Воцарение Анны Иоанновны. Репринтное издание/Д.А. Корсаков. – Казань, 1880. – 190 с.

6. Курукин И.В. Анна Иоанновна/И.В. Курукин. – М.: Молодая гвардия, 2014. – 467 с.

7. Либрович С.Ф. Император под запретом. Двадцать четыре года русской истории. /С.Ф. Либрович. – М.: Эксмо, 2008. – 160 с.

8. Соловьёв В.М. История России с древнейших времен./С.М. Соловьёв. – М.: Эксмо, 2009. – 1024 с.

9. Шмурло Е.Ф. История России 862 – 1917 гг. / Е.Ф. Шмурло. – М.: Аграф, 1997. – 736 с.

Яндекс.Метрика Проверка сайта