Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Реферат по учебной дисциплине "История России"

на тему:"Правление Елизаветы Петровны(1741 – 1761) и Петра III (1761 – 1762)".

 

    План.

1. Введение.

2. Восхождение на престол  Елизаветы Петровны. Дворцовый переворот.

3. Внутренние преобразования императрицы.

4. Внешняя политика Елизаветы Петровны. Русско-шведская война, участие в борьбе двух коалиций.

5. Смерть императрицы, правление Петра III.

6. Заключение.

7. Список литературы.

     1. Введение.

   Двадцатилетнее царствие Елизаветы Петровны (1709 – 1762) носило отчётливый отпечаток её индивидуальности. Если рассматривать его в сравнении с правлением Анны Иоанновны (1693 – 1740), то на первый, внешний взгляд, между ними не было особой разницы. Кажется, что ни одна из них не являлась достойным преемником Петра I. И черты эпохи были схожими: фаворитизм, интриги, борьба за власть и влияние. Подобно Анне Иоанновне, Елизавета Петровна любила роскошь и развлечения: балы, маскарады, музыкальные вечера, загородные поездки. Осознавая свою женскую привлекательность, Елизавета Петровна много времени уделяла нарядам и драгоценностям. Интересно, что после своей смерти императрица оставила гардероб, в котором насчитывалось не менее пятнадцати тысяч платьев и сундуки, наполненные шёлковыми чулками. Но это лишь внешний взгляд, который заслоняет истинный характер правления императрицы.

   Есть две особенности, которые характеризуют время Елизаветы Петровны: это русское содержание и одновременно с этим, французская аура, сочетающаяся с первым удивительным образом. Мы помним, что те тринадцать лет, которые Анна Иоанновна провела в Митаве (1717 – 1730), наложили на неё своеобразную отметину, сформировали в ней, в русской женщине, немецкие качества. Смотря на мир глазами своего любимца Бирона, она принесла в Петербург те вкусы и приемы, которые были свойственны дворам мелких немецких княжеств и герцогств.

   Иное дело – Елизавета Петровна. Её развлечения носили более утончённый характер. Императрица была по природе своей изящная, обладала природным вкусом, а потому очень быстро поняла, что может дать ей французская мода, которая в то время доминировала во дворах Европы. Способствовало появлению французского духа в России и влияние на Елизавету Шетарди – посла и Лестока – доктора, которые в определённой мере помогли ей взойти на престол. Но Елизавета Петровна не позволила французскому духу занять господствующее положение при русском дворе. Как показывает изучение новых исторических исследований, государыня имела большие патриотические чувства и стремление принести пользу Российской империи. Во время правления Елизаветы Петровны, как указывает А.А. Козлова, «в России происходили значительные перемены, в частности, за Россией был признан статус империи, а сама Елизавета получила статус императрицы» [Козлова; 5]. Таким образом, актуальность данной работы, ввиду противоречивости сведений, является несомненной.

   2. Восхождение на престол Елизаветы Петровны.  Дворцовый переворот.
  
Перед восхождением на трон Елизаветы Петровны сложилась весьма непростая ситуация. Правителем России чуть не стал Э.И. Бирон (1690 – 1772) – фаворит Анны Иоанновны, которого она назначила регентом царевича Ивана (1740 – 1764). Подобная перспектива никого не устраивала, народ был недоволен. Этими настроениями воспользовался фельдмаршал Б.К. Миних (1683 – 1767), поскольку Бирон мешал лично ему в его стремлении взойти наверх, к власти. Для осуществления своей цели, он в ночь на 9 ноября 1740 года, вместе со своими гвардейцами, ворвался в Летний дворец. Бирон был арестован, после чего регентом царевича была назначена Анна Леопольдовна (1718 – 1746). Но жителям Петербурга недолго пришлось радоваться по этому поводу, хотя поначалу данное событие было встречено ими с ликованием. Анна Леопольдовна не сумела оправдать их надежд. Она хоть и была по своей натуре добрым человеком, но лень и отсутствие деловых качеств не давали ей возможности стать полноценным правителем государства. В то же время ситуация при дворе требовала решительных действий, ведь у власти находилось слишком много иностранцев, что весьма раздражало всех: начиная от гвардии и дворянства и заканчивая народом.

   Новой надеждой русского государства стала Елизавета Петровна, только она, по мнению большинства, была «способна изменить ситуацию» [Захаревич; 319].

   Итак, 25 ноября 1741, по уже сложившейся традиции, ночью, гвардейцы во главе с Елизаветой Петровной ворвались в Зимний дворец. Все выходы из него были заблокированы. Анна Леопольдовна подверглась аресту, а царицей была провозглашена Елизавета. Так состоялась победа русского мироздания над немецким мирозданием при дворе, и Россия начала держать курс на национальную политику. 

   3. Внутренние преобразования императрицы.

   Россия не ушла от французского влияния во время царствования Елизаветы. В Петербург приглашён Растрелли-младший для украшения города и Петергофа (что было сделано им в духе барокко); А.П. Сумароков создаёт трагедии под влиянием Расина и Корнеля;  И.И. Шувалов ведёт переписку с Вольтером и окружает себя всем французским. Французские мыслители: Руссо, Монтескьё и все тот же Вольтер уже заложили на Западе прочные основы для просвещенного абсолютизма, и его отголоски уже начинают сказываться и в жизни России. Они проявляются в заботах правительства об образовании, просвещении, в смягчении нравов, в отмене смертной казни.

   Однако, несмотря на столь очевидное французское влияние, Елизавета Петровна крепко была связана с московской стариной. Она, как и в старину, ходила пешком на богомолье в Троице-Сергиеву Лавру, соблюдала посты, увлекалась всеми видами русской охоты, принимала участие в различных русских забавах.

   Но при всем при этом Елизавета Петровна помнила, что она дочь  Петра Великого и, подобно ему, ставила государственные интересы выше собственных интересов, и в этом её коренное отличие от Анны Иоанновны. Очевидно их различие и в составе ближайшего окружения новой императрицы, которое было исключительно русским, хотя она, конечно, не чуждалась иностранцев. Фаворитами Елизаветы Петровны являлись: А.Я. Шубин (1707 – 1766), А.Б. Бутурлин (1694 – 1767), А.Г. Разумовский (1709 – 1771), И.И. Шувалов (1727 – 1797), а наиболее крупными государственными деятелями были А.П. Бестужев-Рюмин (1693 – 1766), М.И. Воронцов (1714 – 1767), П.И. Шувалов (1711 – 1762), С.Ф. Апраксин (1702 – 1758).

   Несмотря на эту позицию императрицы, интриг при дворе не убавилось, но в них уже не было ничего оскорбительного для русского национального самолюбия, как в предыдущую, бироновскую эпоху. Подобно всем влиятельным чиновникам, эти люди не брезговали различными способами для приобретения собственной выгоды, но они не были равнодушны к интересам России. Эти Русские люди при правительстве, в военном командовании, в начинавшей возникать литературе явились школой, воспитавшей то поколение, с которым позже придётся работать императрице Екатерине II, и среди которых она найдёт себе разумных помощников.

   В связи с этими особенностями формируется и характер правления Елизаветы Петровны. В первую очередь следует отметить смягчение нравов. Если при Анне Иоанновне сажали на кол, то теперь была отменена смертная казнь (1744). Правда, она была заменена процедурами, которые трудно назвать гуманными: отрубанием руки, вырыванием ноздрей, наказанием кнутом. Было и ещё одно новшество: если ранее жены преступников отсылались на каторгу вместе с ними (ровно, как и дети), то теперь они могли сами выбирать свою участь.

   В экономической сфере произвелись следующие преобразования: отмена внутренних таможен, которые являлись стесняющим фактором для торговли, поскольку пошлина в реальности оплачивалась населением. Вместо этого теперь пошлину посылали на привозные товары, а также на отечественные товары, которые шли на экспорт. В первом случае пошлина оплачивалась казной и более состоятельным классом покупателей; во втором - иностранным покупателем. Это означало, что в обоих случаях интересы наибольшей части русского населения от  такого повышения не страдали.

   Был учреждён дворянский банк. Он выдавал помещикам под залог их недвижимого имущества ссуды на улучшение хозяйства. Одновременно с этим произошло упразднение Доимочной канцелярии.

   В области науки и образования можно увидеть следующие произошедшие изменения: учреждение в Москве университета, который был первым в России (1755); заложение основания Академии Художеств (1757); основание первого русского театра (1756); основание первой гимназии для дворян и разночинцев в Казани (1758).

   Сословные меры проявились в укреплении привилегированного положении дворянского сословия. Все участники переворота, не имевшие этого звания, были возведены в потомственных дворян. Приостановленный было указ 31 декабря 1736 года снова вошёл в силу. Но дворяне не были удовлетворены этим и желали добиться полного освобождения от обязательной службы. Это их желание было удовлетворено указом 13 мая 1754 года. Параллельно освобождению дворянского класса происходил рост зависимости и подчинение крестьянского класса.

   Была предпринята и ещё одна важная мера. И.Ю. Мурашов указывает, что «по распоряжению новой императрицы была также восстановлена, созданная ещё Петром I, личная императорская канцелярия – Кабинет, в задачи которого

входили: приём документов на имя монарха, оформление указов за его личной подписью, объявление словесных “высочайших повелений” и руководство финансовой стороной дворцового хозяйства; во главе реставрированного учреждения был поставлен И.А. Черкасов, который знал его организацию, так как в свое время служил в петровском Кабинете» [Мурашов; 45].

  Все приведённые примеры свидетельствуют о том, что Елизавета Петровна, вопреки распространённому мнению, была очень активна во внутренней политике, стремилась навести порядок в государственных делах.

   4. Внешняя политика Елизаветы Петровны. Русско-шведская война, участие в борьбе двух коалиций.

   Мнения о внешнеполитической деятельности являются весьма противоречивыми. В советский период насаждалось мнение (как, впрочем, о большинстве монархов), что Елизавета Петровна была ленива и легкомысленна. Историк К.И. Писаренко считает, что подобные суждения являются мифом [Писаренко; 152]. Работая в архиве с документами той эпохи, К.И. Писаренко пришёл к выводу, что дела обстояли прямо противоположным образом. Во-первых, Елизавета Петровна самолично прочитывала все документы и корреспонденцию и, зачастую, реагировала на них практически сразу. Во-вторых, она постоянно обсуждала текущие дела с М.Л. Воронцовым и А.П. Бестужевым-Рюминым, о чём свидетельствует сохранившийся в архивах «Дневник докладов Коллегии иностранных дел» [Писаренко; 152].

   Исходя из этих авторитетных сведений, можно выявить несколько важнейших деяний Елизаветы в области внешней политики. Это триумф военной кампании 1742 года, бескровное покорение Восточной Пруссии в 1758 году, избрание курса на русско-австрийское сближение.

  Если рассмотреть каждое из этих событий, то можно заметить в каждом из них непосредственное участие императрицы. К.И. Писаренко утверждает, что та лёгкость, с которой русская армия практически без боя заняла практически половину Финляндии, объясняется грамотными действиями императрицы. 18 марта 1742 года Елизавета Петровна «обратилась к финской нации с призывом не воевать против русских, пообещав им взамен, неприкосновенность имущества и даже, если они пожелают, русский протекторат,  и поскольку половина шведской армии состояла из финнов, то обращение они посчитали выгодным для себя» [Писаренко; 125]. Таким образом, шведское войско было быстро реорганизовано.

   Русской армии удалось взять Фридрихсгам и успешно двинуться дальше. В это время происходили и другие важные события. При содействии России на шведский престол вступил голштинский принц Адольф-Фридрих (1710 – 1771).    В августе 1743 года при его непосредственном участии был подписан мирный договор в городе Або, по условиям которого России отходила некоторая часть восточных земель Финляндии и города Нейшлот, Фридрих и Вильманстранд. Таким образом, нельзя не признать, что Елизавета Петровна посодействовала окончанию войны при помощи продуманной стратегии, нащупав слабые точки противников.

   Правильно действовала императрица и в области русско-австрийских отношений. Использовав борьбу между Фридрихом II (1712 – 1786) и Марией-Терезией (1717 – 1780) за австрийское наследство, она дала обещание отправить военную помощь австрийской правительнице в виде тридцати шеститысячного войска. Вскоре армия под командованием Н.В. Репнина (1734 – 1801) вступила в Германию, и её действия привели к тому, что вскоре был заключён Ахенский мир (1748). И.Н. Божерянов пишет: «Под влиянием Вороцова и Шувалова, а также по личным симпатиям Елизаветы, при дворе складывалось явное тяготение к союзу с Австрией и Францией; обе названные державы сблизились для мести Фридриху» [Бежерянов; 88].

   В 1757году Россия начала военные действия против Пруссии, и вскоре был разбит вражеский корпус под Гросс-Эгерсдоффе под командованием О.А. Апраксина. Далее, после некоторых заминок, связанных с судом над Апраксиным, русские войска вновь начали наступление, и в 1785 году они уже были в Пруссии, где ими была выдержана битва при Цорндорфе. Далее Фридрих был разбит в битве при Кунерсдорфе (1759), уже под командованием гр. И.П. Салтыкова (1730 – 1805). Далее русские войска уже занимают Берлин, который тогда был столицей Пруссии.

   К.И. Писаренко акцентирует внимание именно на действиях Елизаветы Петровны: «Уверенность императрицы в успехе базировалась именно на точном знании пророссийских настроений местного населения и почти полной передислокации прусских регулярных войск из Кенигсберга в Померанию, и это при том, что никто, кроме Елизаветы, не заметил этих двух важнейших факторов» [Писаренко; 153].

   Во времена Елизаветы Петровны Россия проявила себя как гарант мира. В первую очередь, это статус подтвердился, когда Россия поддержала Саксонию и дала обещание прислать военную помощь в момент угрозы Фридриха вторгнуться в соседнее государство. Но после подобного заявления Фридрих заключил мир и Саксонией, и с Австрией.

   Второй пример – это аналогичная стратегия в вопросе Франции и Австрии (последняя была, несомненно, слабее). Франция точно также угрожала австрийцам, как это делал Фридрих. И здесь Елизавета вновь пообещала помощь. Военная мощь России произвела такое сильное впечатление на Европу (имеется в виду марш тридцатитысячного корпуса Репнина от Немана до Майна), что Франция заключила с Австрией мир. Таким образом, вплоть до 1768 года Россия удерживала в этом регионе ключевое значение.  

  Итак, внешняя политика Елизаветы Петровны имела большую практическую значимость, нежели внутренняя, и способствовала укреплению положения России на международной арене.

   5. Смерть императрицы, правление Петра III.

   Двадцать лет спокойного и благополучного царствования Елизаветы Петровны всё же не принесли желанной устойчивости императорскому трону. После смерти государыни 25 декабря 1761 года власть перешла к её племяннику Петру III (1728 – 1762), который не сумел удержать за собой престола и всего через шесть месяцев после воцарения был насильно низложен и вынужденно передал власть своей супруге Екатерине II (1745 – 1762). «Такой исход, – пишет Е.Ф. Шмурло, – был неизбежен, поскольку император Пётр III, по своему воспитанию и убеждениям, не был способен управлять Русским государством» [Шмурло; 475]. «Проклятая страна», – так отзывался Пётр о России, прежде чем начал править ею [Ерёменко; 68].

   С таким отношением к России и подошёл Пётр Фёдорович к престолу. Перемена в положении не изменила его, напротив, став самодержавным государем, ни перед кем не ответственный, никем не сдерживаемый, далёкий от понимания новых своих обязанностей, он дал волю своим дурным инстинктам и обнаружил своё полное ничтожество государя и человека. Даже возле гроба Елизаветы он, вместо молитв и скорби, шутил с фрейлинами и передразнивал священников, а во время траурной церемонии и вовсе вёл себя непристойно.

   Ещё в детстве приучившись к вину, он и теперь практически каждый день устраивал попойки, да ещё и в компании сомнительных и даже незнакомых ему людей, зачастую выбалтывая им государственные тайны. В семейной жизни новый царь также не являлся примером для подражания.  Со своей супругой Пётр и раньше не ладил, а, став императором, прекратил соблюдать даже внешние приличия, при всех оскорблял её, не понимая при этом, что подобным поведением и сам лишается всякого уважения со стороны подданных.

   Впрочем, не только эти поступки делали его в глазах общественности никуда не годным правителем. Он затронул одну из самых чувствительных сторон русского народа – область православия. Отношение Петра к православному духовенству и обрядам Русской церкви оскорбляло чувства людей. В церкви он громко смеялся, не соблюдал постов, не посещал пасхальные службы. Сильный ропот вызвало его распоряжение о закрытии домовых церквей. В его предписании (которое не было исполнено) сбрить священникам бороды, одеть их в пасторские сюртуки и вывести из церкви все образа, кроме Спасителя и Богородицы, общественность увидела не православного человека, а протестанта. При таких условиях указ, объявляющий церковные земельные имущества государственной собственностью, с назначением на содержание притча, церквей, монастырей определённого жалованья по штатам, вызвал особенно сильное волнение и негодование среди духовенства.

   Не лучшим образом он проявил себя и по отношению к армии. Он распустил елизаветинскую лейб-компанию, окружил себя голштинцами и начал перекраивать русское войско на немецкий лад. Петровские мундиры, бывшие для русского воинства практически священными, он заменил узкими и тесными мундирами по образцу вражеской прусской армии. Русская армия роптала, видя в этом унижение.

    Возмутительным было и поведение Петра III в прусском вопросе. Россия вела в ту пору с прусским королём войну и, благодаря недавним победам, имела все шансы окончить её на выгодных условиях, обезопасив себя на будущее время. Но Пётр, едва вступив на престол, отдал приказание приостановить военные действия и безо всякого вознаграждения вернул Фридриху все завоевания, отдал Кольберг, Померанию и даже Восточную Пруссию, уже принявшую русское подданство. Не удовлетворившись сделанным, он заключил с прусским королём оборонительный союз, по существу направленный против тех, кто ещё вчера был его союзником. Этим самым он нанёс народу глубочайшее оскорбление, который теперь не понимал, во имя чего были принесены огромные жертвы.

    А Пётр шумно отпраздновал такое сомнительное событие, устроив фейерверк и трёхдневный пир. Раболепно преклоняясь перед Фридрихом, он гордился званием прусского генерала и не снимал с себя прусского мундира, всюду появлялся в пожалованной ему королём ленте Чёрного Орла, носил в петлице портрет Фридриха. Вдобавок ко всему, он начал готовиться к войне с Данией, желая отнять у неё Шлезинг, который отвоевали русские войска.

    Всё вышесказанное позволяет утверждать, что правление Петра III оказалось ещё худшим временем, чем Бироновщина, а потому очередной переворот был неизбежным, что и произошло при непосредственном участии супруги императора Екатерины II. 28 июня 1762 года она стала во главе войск и низложила никому не угодного императора.

    6. Заключение.

   Итак,  двадцатилетнее царствование Елизаветы Петровны можно отнести к самым спокойным и мирным периодам. Были отменены смертные приговоры, семьи заключённых получили право выбора. Политическая стабильность, которой смогла добиться императрица, в некоторой степени положительно повлияла на экономическую ситуацию, которую нельзя было назвать благополучной. К тому же, реформы в этой области обеспечили страну хорошими и дешёвыми товарами из других стран.

   Были заметны и перемены в общественных настроениях. Отмена смертной казни, смягчение нравов дало возможность к росту нового поколения, воспитанного не на жестокости и битье. В Россию начали проникать идеи Просвещения, произошли положительные перемены в области образования и науки. Укрепилось национальное единство, прекратились расколы и масштабные дворцовые интриги.

   Внешняя политика Елизаветы Петровны также принесла положительные плоды: выход из войн, военные победы, оказание помощи более слабым государствам, утверждение статуса России как гаранта мира.

   Достижения Елизаветы Петровны лучше всего просматриваются на фоне следующего правления – Петра III, который чуть не уничтожил всё, чего добилась его предшественница. Но как бы отрицательно не характеризовалось его царствование, оно позволило выявить ценность завоеваний императрицы и то значение, которое ему придавали подданные Российской Империи.

   Таким образом, правление Елизаветы Петровны подготовило почву для следующей – екатерининской эпохи, совсем иной по настроению и сути, чем все предыдущие.

    7. Список литературы.

1. Анисимов Е.В. Елизавета Петровна/Е.В. Анисимов. – М.: Молодая гвардия, 2000. – 426 с.

2. Белова Т.А. Высшие и центральные органы власти в России в правление

Елизаветы Петровны/Т.А. Белова// Современные проблемы науки и образования, 2014. – №2. – 380 с.

3. Божерянов И.Н. Триста лет царствования дома Романовых. Репринтное издание /И.Н. Божерянов. – М.: Ассоциация «Информ-Эко», 1990. – 174 с.

4. Ерёменко М.А. Дворцовые перевороты/М.А. Ерёменко. — М.: Мир книги, 2007. – 256 с.

5. Козлова А.А. Российская императрица Елизавета Петровна в оценках отечественных историков. Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук/А.А. Козлова. – Омск, 2003. – 219 с.

6. Мурашов И.Ю. Сенат в период правления Елизаветы Петровны/И.Ю. Мурашов// Омский научный вестник, 2009. – №4. – 278 с.

7. Писаренко К.А. Елизавета Петровна/К.А. Писаренко. – М.: Молодая гвардия, 2014. – 464 с.

8. Шмурло Е.Ф. История России 862 – 1917 гг. / Е.Ф. Шмурло. – М.: Аграф, 1997. – 736 с.

Яндекс.Метрика Проверка сайта