Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Реферат по учебной дисциплине "Культурология"

на тему: "Творчество скульптора Голубкиной А.С. (1864 – 1927)"

 

    План

1. Введение.

2. Детство и отрочество, начало профессиональной деятельности.

3. Дореволюционный период: взлёт мастерства.

4. Портреты с натуры.

5. Деятельность Голубкиной во время первой мировой войны.

6. Новый взлёт творчества.

7. Заключение.

8. Список литературы.

    1. Введение.

   А.С.  Голубкина  (1864 – 1927) – гордость отечественной скульптуры. Ценность её художественного наследия уже давно не вызывает сомнения, она давно признана мэтром скульптуры. Тем парадоксальнее выглядит факт отсутствия развёрнутого жизнеописания художницы и малого количества искусствоведческих исследований её творчества. Во многом это объясняется тем, что сама Голубкина препятствовала сбору и публикаций материалов о своей личности и искусстве. Так выражалось кредо художницы: отстраниться от мира, от самой себя с тем, чтобы полностью предаться творчеству. По этой же причине она не создавала автопортретов, практически не фотографировалась, не позировала другим художникам, в то время как сама создала великолепную галерею образов своих современников, многие из которых были крупнейшими представителями эпохи, Серебряного века. Известно, что сам В.А. Серов (1865 – 1911) умолял художницу написать её портрет, на что она ответила решительным отказом.

   А.С. Голубкина принадлежит к числу тех мастеров, которые отрешились от житейских радостей ради искусства. Именно в искусстве она видела отраду, утешение и смысл жизни. Поднявшись на вершины творчества из самых низов, она создала скульптуры, отмеченные печатью гениальности.

   Работы Голубкиной совершенны не только с технической стороны. Они наполнены глубоким смыслом, одухотворённостью и привлекают высоким гуманизмом. Художница, испытавшая на себе все тяготы жизни, стремилась не удовлетворять при помощи искусства собственные амбиции, а стать истинным голосом эпохи. Она оттачивала своё мастерство до совершенства, чтобы свободной и знающей рукой творить настоящие произведения искусства, в которых бы жила мысль, душа и искренность.

   Творческий кодекс Голубкиной был настолько строг, что в её наследии отсутствуют проходные вещи, что является большой редкостью. Глубоко психологичные портреты, выполненные Голубкиной, являются своеобразным отражением духовного бытия эпохи. В этом их непреходящая ценность, как, собственно, и всего её творчества.

   А.С. Голубкина внесла немалый вклад в развитие художественной педагогики, теории скульптуры. Без её творчества невозможно представить отечественное искусство первой половины ХХ века. Наследие А.С. Голубкиной – одна из самых ярких и своеобразных его страниц.

    2. Детство и отрочество, начало профессиональной деятельности.

   Анна Семёновна Голубкина появилась на свет в 1964 году в подмосковном городе Зарайске в многодетной семье. С самого начала жизнь будущего скульптора была трудной. Родители, хоть и содержали постоялый двор и выращивали овощи на собственном огороде, не могли полностью обеспечить семью. Положение осложнилось ранней смертью отца, и матери пришлось все заботы на себя. Это была сильная и незаурядная женщина. Будучи простой крестьянкой, не получившей никакого образования, она от природы была наделена незаурядным умом и весёлым нравом. Она сумела создать внутри семьи атмосферу дружбы и радости, приучить детей к трудолюбию. Именно в таких условиях складывался характер А.С. Голубкиной. И в дальнейшем мать оказала огромное влияние на судьбу своей дочери в духовном и нравственном планах. Она осталась преданным другом Анны и тогда, когда та стала уже взрослой и самостоятельной и выросла в большого, тонкого, глубоко чувствующего мир, художника. 

  Годы детства и юности Голубкиной были заполнены постоянным трудом: работа на огороде, помощь по хозяйству, сельскохозяйственные работы. В таких условиях она не смогла получить систематического образования, поскольку не ходила в школу. Позже художница вспоминала, что училась грамоте у дьячка [Голубкина; 11]. Тем трагичнее выглядят обстоятельства её жизни, ведь Анна изо всех сил стремилась к знаниям. В свободное время, выпадавшее для неё очень редко, она только и делала что читала, беря книги из библиотеки брата, который учился в реальном училище.

   По словам Л.П. Трифоновой, круг вопросов, её интересовавших, был очень широк и выходил далеко за пределы школьной программы. Усвоение простых истин Анну не устраивало, она хотела научиться анализировать, делать самостоятельные выводы, давать изучаемым явлениям и процессам свои оценки [Трифонова; 4].

   Уже тогда, в ранней юности, проявились особенности личности Голубкиной – независимой, свободолюбивой натуры. Она не сразу осознала своё призвание, поначалу хотела стать учительницей, нести просвещение детям. Тем не менее, художественные способности проявились у неё уже тогда. Она много рисовала, лепила из глины.  И так случилось, что работы юной Голубкиной обратили на себя внимание людей, близких к искусству, и они дали девушке совет получить образование именно в этом направлении. Так Голубкина решает ехать в Москву. Поначалу её цель лишена грандиозных планов: она предполагает овладеть техникой изготовления фаянсовой посуды и росписи по фарфору.  Но впоследствии, благодаря проявившимся качествам художника и сильной личности, Голубкина меняет свои ориентиры. Она поступает в классы изящных искусств художника-архитектора А.О. Гунста (1858 – 1919), а потом – в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

   Учёба Голубкиной началась довольно поздно – в двадцать пять лет. В этом возрасте большинство художников уже, напротив, завершают образование. Это обстоятельство явилось отрицательным фактором в её карьере, поскольку очень многое приходилось навёрстывать, а гибкость и лёгкость, свойственные юности, уже исчезли. В двадцать пять лет Анна Голубкина была уже зрелой, сложившейся личностью. Но существовала и положительная сторона позднего обучения, и состояла она в сознательности, с которой Голубкина подходила к творческому процессу и обучению. Она не получала профессиональные навыки, а воплощала собственные замыслы, прокладывая дорогу к собственному месту в искусстве.

   Обучаясь на скульптурном отделении училища, Голубкина выгодно выделялась среди других студентов, хотя в этом учебном заведении учились действительно одарённые люди. С.Т. Конёнков (1874 – 1971), сокурсник Голубкиной и выдающийся представитель отечественной скульптуры, вспоминал: «…Она стремилась найти в натуре особенное выражение… То едва различимое и такое особенное выражение, что удавалось ей передать, нас поражало» [Конёнков; 48].

   Как подчёркивает Л.П. Трифонова, Голубкина обладает повышенной эмоциональностью, светлым умом, широтой взглядов, знанием жизни и людей. Именно поэтому она выросла в подлинного художника, человека, тонко и глубоко воспринимающим мир [Трифонова; 5]. Художественная натура Голубкиной ярко проявлялась во всём, она не останавливалась в своих творческих поисках и развитии. По этой причине она продолжает своё обучение, на этот раз в Петербургской Академии художеств в мастерской В.А. Беклемишева (1861 – 1919).

   Постепенно формировался фирменный стиль Голубкиной, при этом её приёмы построения скульптурной формы, характер лепки выходили за пределы традиционной системы. Из-за тяготения к новаторству, проявляющегося своеволия у Голубкиной стали возникать конфликты с преподавателями. Эта борьба не доставляла скульптору удовольствия, но отступить от своих позиций она не могла, отчего она зачастую приходила в отчаяние.

    Голубкина делала попытки найти ответы на волнующие её вопросы в центре художественной жизни Европы конца XIX – начала ХХ века – в Париже. Она отправилась туда, невзирая на недостаток средств. Материальную и моральную поддержку ей оказывала мать, которая верила в особенный талант дочери.

    В Париже Голубкина интенсивно изучала и впитывала всё, что могло развить и углубить её художественное дарование. Она очень много работала, при том, что её питание было скудным. В результате у неё началось нервное расстройство, и в Россию скульптор вернулась в тяжёлом состоянии. После лечения она была вынуждена взять паузу в творческой деятельности, поскольку напряжение от труда было опасным для её здоровья. Но и бездействие не могло удовлетворить Анну Семёновну. И тогда она вместе с сестрой отправляется в Сибирь помогать крестьянам, покинувшим голодные губернии. Благотворительная работа излечивает Голубкину, и она оказывается вновь способной творить.

    3. Дореволюционный период: взлёт мастерства.

   В 1897 году Голубкина создаёт самое значимое из своих ранних произведений под названием «Железный» (бронза). Это фигура рабочего, выполненная в страстной и экспрессивной манере. Скульптурой «Железный» Голубкина выступала против школы академизма, изжившей себя, вложив в эту работу страстность и мятежность, выражая тем самым протест против зла и горя. Потому скульптура получилась столь взволнованной и порывистой. Это был очень смелый и важный шаг в творчестве молодого скульптора, и он очень много значил для Голубкиной. Но при этом следует понимать, что «Железный» – это только начало её новаторского искусства. И Голубкина, будучи профессионалом, понимает, что не все тайны мастерства ею постигнуты, а без этого двигаться вперёд невозможно. И она вновь отправляется в Париж. На этот раз у неё есть вполне определённая цель: попасть на учёбу к самому Огюсту Родену (1840 – 1917). Ей удаётся это осуществить, хотя и не в полной мере, поскольку денег для оплаты за обучение у неё нет. Но Роден согласился давать ей советы, составил для неё программу и проверял выполненные ею этюды. Он заметил несомненный талант Голубкиной и относился к ней по-особому, поскольку чувствовал в ней не только жилку гения, но и готовность полностью посвятить себя искусству.

    Небольшой период учёбы у Родена явился весьма важным периодом становления в творческой эволюции Голубкиной. Роден помог ей не только в профессиональном плане, но и в вопросе обретения веры в себя, ведь до сих пор практически все её учителя говорили ей, что она на ложном пути [Каменский; 26]. 

    В Париже, помимо этюдов, Голубкина создаёт портрет профессора Э.Ж. Бальбиани и композицию под названием «Старость» (1898). Для этой скульптуры ей позировала натурщица Родена. Именно с неё он слепил свою знаменитую скульптуру «Та, которая была прекрасной Омьер» (1885). Голубкина по-своему трактовала эту тему. В отличие от Родена, который с большой драматической силой изобразил беспощадное действие времени, Голубкина вкладывает в свою работу глубокое сострадание, проявив тем самым качество, ставшим впоследствии одним из основных в её творчестве, – высокий гуманизм.

   Во Франции Голубкина пробыла недолго. По своему складу она была исконно русской натурой, а потому стремилась на родину, с которой были связаны все её помыслы. Мысли о России, переживания за её судьбу с величайшей полнотой и глубиной отразились в её творчестве. И поскольку она не умела говорить вполголоса, её мысли воплощаются в крупных формах, широких обобщениях, образах-символах. Пережитые внутри себя  события она сопоставляет с извечными стихийными силами природы. Так рождаются скульптурные композиции «Вода», «Огонь», «Туман», «Волна», «Земля», «Болото». Им оказываются близкими по характеру и замыслу такие композиции, как «Спящие», «Пленники», «Вдали музыка и огни». Эти работы отмечены влиянием Родена, в них можно найти отпечатки символизма и импрессионизма; они наполнены болью и отчаянием, отражают в себе душевный надрыв и хрупкость образов.

    Подобные настроения нельзя назвать главенствующими в творчестве Голубкиной, поскольку она стремилась к жизненности, к отображению реальной жизни. Очевидно, таким образом, выражалось сочувствие автора к страдающим, униженным и оскорблённым людям; проявлялся присущий ей высокий гуманизм. Эти два направления – символизм и реализм – выявляют противоречивость творчества скульптора.

   Интересна в этом плане композиция «Кочка» (1904, бронза). В ней отразилось распространённое на малой родине автора поверье о том, что души умерших детей переселяются в болотные кочки. Л.П. Трифонова, комментируя скульптуру, пишет: «Словно на глазах у зрителя возникают два маленьких трогательных существа. Это дети, почти младенцы. Они как два близнеца. Оба сжались в комочек. У каждого нежное мягкое тельце маленького ребёнка и непомерно большая голова. Пронзителен взгляд их устремлённых вперёд глаз, в них – бездонная тоска – тоска по недоступному счастью, их детская наивность, и почти старческая мудрость, прозорливость, горькое познание жизни. Созданные образы глубоко символичны и в то же время они ощутимо конкретны, полны трепетной жизни, правдивы и подлинны» [Трифонова; 13 – 14].

   Приведённый анализ скульптурной композиции показывает, что работы Голубкиной, подобно стихотворениям А.А. Ахматовой (1889 – 1966), можно назвать «спрессованными романами», настолько глубоко и неоднозначно их внутреннее содержание. И на самые острые проблемы современности Голубкина смотрит сквозь призму символизма.

   Как символист Голубкина зарекомендовала себя ещё вазой «Туман» (вариант в гипсе — 1899 года; в мраморе — 1908 года). По словам И.Н. Седовой, эту  скульптура  относится к  мифологической  тематике,  в которой весьма  ярко  претворяется  мотив  двойничества – один из основных в творчестве художница.  И.Н. Седова пишет: «Но  если в  большинстве  работ  художница  реализует  бинарную  оппозицию человек/природа  (“Земля”,  “Кустики”,  “Кочка”,  “Лужица”,  “Горгона”), то “Туман” по типологии образности, безусловно, выбивается из этого ряда, так как здесь бинарная оппозиция приобретает новую  интерпретацию: не  человек/природа,  а  человек/небесная  стихия.  Образная  бинарность  подчеркивается  бинарностью  в  подаче материала,  а  именно  в  столкновении  двух  прямо  противоположных  способов  обработки  мрамора,  а  изначально  —  гипса:  выглаженной поверхности лиц персонажей и взрыхленных клубящихся форм фактуры, символизирующей воздушную стихию» [Седова; 222].

    Символична и скульптура «Волна» (1903). Здесь обнаруживается одна из характерных особенностей творчества Голубкиной – отображение в скульптуре не состояния покоя, а движения, развития её во времени. Скульптура как будто преодолевает поставленные ей пределы, символизируя бурное и неспокойное время, в котором живёт её автор. Голубкина передаёт впечатление постепенно нарастающей и надвигающейся волны, которая постепенно прибывает из глубины и с яростью вздымается на поверхности рельефа. Голубкиной удалось создать из бронзы высокий вал, пенящуюся и бурлящую воду. Это изображение бушующей стихии является символом неспокойного состояния России начала ХХ века. Примерно в таком же контексте воспринимал эпоху современник Голубкиной А.А. Блок (1880 – 1921), который предчувствовал «невиданные перемены» и «неслыханные мятежи» [Блок; 132]. Барельеф «Волна» вошёл в архитектурный облик Москвы – он был установлен на, выстроенном архитектором Ф.О. Шехтелем (1859 – 1926), здании Художественного театра.

   В 1903 году Голубкина создаёт скульптуру «Идущий» (бронза), представляющую собой портрет нового человека – её современника. Фигура изображённого человека  далека от идеалов мужской красоты, она грубовата и в какой-то мере неуклюжа. В её пропорциях отсутствует стройность и лёгкость. Напротив, она приземиста и тяжеловесна и словно является протестом античным статуям, изображавших прекрасных богов и героев. Неровности скульптуры не означают недоделок автора, а являются следами живого прикосновения его рук, частью концепции произведения. Потому в «Идущем» присутствует иная красота – это красота характера и чёткой индивидуальности, живого человека, которого увидел талантливый и неповторимый в своём своеобразии художник. «”Идущий”, – пишет В.И. Костин, – перерастает рамки этюда обнажённого тела, приобретает глубокий смысл» [Костин; 88]. В «Идущем» наглядно проступает импрессионистский стиль, свойственный Голубкиной в начальный период творчества.

    Близким по идейному замыслу к «Идущему» произведению является скульптура «Раб» (1909, дерево). Но если в «Идущем» экспрессия и движение переданы через тело, то в новой работе автор сделала акцент на лицо. Герой Голубкиной – подневольный, низведённый до уровня забитого существа, лишённый духовного начала. Очевидно, что его единственный удел – рабский труд. Но сила авторского мастерства такова, что она оказалась в состоянии показать зарождение мысли в этом существе. Пусть медленно, неповоротливо, но в нём пробуждается и мысль, и сознание. Подобно разгорающейся искре, мысль «неудержимо и властно захватывает всё его существо» [Трифонова; 17]. Постепенно грубые черты его лица начинают наполняться одухотворённостью и светом, нарастает невиданная сила. Передать подобное внутреннее движение в скульптуре – это несомненное проявление гениальности Голубкиной - скульптора.

  В какой-то мере завершает развитие темы современности и крупнейших общественных событий, в том числе, и революционных, произведение «Сидящий» (1912, гипс). Бунтарству раба здесь противопоставлены иные качества: спокойствие, выдержка, внутренняя собранность, сила воли. Зерном этого образа следует назвать необыкновенную внутреннюю энергию, ясность мысли, что отчётливо выражено в резко очерченных, мужских чертах лица героя. Он является «сидящим» только до определённого момента. Пройдёт немного времени, и герой встанет, чтобы идти в любой, даже самый опасный бой за свои идеи.

   Свои революционные взгляды Голубкина подтверждала не только искусством, но и активной социальной деятельностью, несколько раз была арестована. По этой причине именно она явилась автором первого в России скульптурного портрета Карла Маркса (1905, гипс), который открыл новый важный этап – портретную линию в творчестве А.С. Голубкиной. 

    4. Портреты с натуры.

  Портреты, вылепленные с натуры, – это настоящая стихия в художественной деятельности художницы. В них таится необыкновенная сила и глубина. С натуры ею была создана целая галерея великолепных образов, в которую вошли люди самых разных социальных слоёв – интеллигенция, рабочие, аристократия, финансисты, личности со сложной судьбой. Они не похожи друг на друга, отличаются диаметральными характерами и яркой индивидуальностью. Какие-то из встреченных людей сами привлекали внимание художницы, а какие-то заказывали ставшему известному скульптору свои портреты сами.

   Работа над портретом претерпела у Голубкиной сложную эволюцию. Перед лепкой она обязательно долго и тщательно изучала свою модель, стараясь постичь характер и духовный мир. Ей необходимо было проникнуть к модели симпатией, даже влюблённостью. Только после этого она приступала к работе над портретом, наполненная знаниями о человеке. Поэтому работы Голубкиной в этом жанре перерастают границы обычного внешнего сходства. Они оказываются раскрытием неповторимого духовного мира человека.

    Особый фактор в скульптурных портретах Голубкиной – это отношение к прототипу самого автора. Интерпретация личности в этих работах не вызывает сомнения у зрителя. И в то же время оценка автора далека от беспристрастной оценки. Голубкина обязательно вкладывала в портрет своё отношение, причём не обязательно положительное. В галерее портретов автора можно встретить целый спектр чувств: симпатию, неприязнь, ненависть, любовь, дружелюбие, негодование и т.д. При этом Голубкина-художник не упрощает характера модели, а передаёт его во всём многообразии и противоречии.

  Скульптурные портреты Голубкиной соединяют в себе свежесть впечатления и тщательную продуманность. Самым используемым материалом в этом жанре является глина, но встречается и бронза, и гипс (отливка). Истинными шедеврами скульптурного портрета становятся такие работы Голубкиной, как «Марья» (1905, глина, бронза, позже в мраморе), «Иван Непомнящий» (1908, глина). Здесь индивидуальность облика с отчётливо выраженными неповторимыми чертами вырастает в значимый образ.

   Лицо Ивана Непомнящего вылеплено с истинным вдохновением. Л.П. Трифонова пишет: «Пластический язык Голубкиной достигает здесь необыкновенной выразительности, гибкости, приобретает широкую гамму оттенков, а пластика лица создаётся то резкими, контрастными сопоставлениями формы, то едва уловимыми переходами, то мелкими дробными мазками, образующими сложную неподвижную массу, скользящую светотень, трепетную вибрацию света» [Трифонова; 22].

  Благодаря мастерскому использованию этих приёмов, Голубкина достигает эффекта «живой» скульптуры, в которой очеловечено не только лицо. В портрете Ивана Непомнящего зритель видит живую душу. Герой Голубкиной – немолодой и некрасивый человек, уставший от жизни; его лицо выглядит усталым и осунувшимся, глаза – подслеповатыми и даже потухшими. Но внутренняя жизнь этого человека не угасла. Ещё теплится в нём и сознание, и доброта, и красота души. Образ Ивана Непомнящего – это образ всего русского народа, пережившего множество страданий, но не потерявшего духовность и чистоту. Таким образом, этот скульптурный портрет приобретает общечеловеческую ценность.

   Образ Марьи вторит по своему идейному замыслу предыдущему портрету. В нём Голубкина воспела русскую крестьянку, придав её облику лиричность и теплоту. Рядом с этим образом труженицы по-иному смотрится портрет Л.И. Сидоровой (1906, мрамор). Здесь Голубкина находит другие краски и приёмы, вводит зрителя в другой мир. Это женщина – непростая труженица, а личность сложная, в чём-то надменная, но очень сильная и умная. Сломить её невозможно, но кроме силы и ума зритель может уловить и другие оттенки её личности – иронию и проницательность.

  Помимо мрамора, бронзы и глины, Голубкина сумела раскрыть великолепные структурные качества другого распространённого в скульптуре материала – дерева. Ей удалось в полной мере воплотить его выразительные возможности. Художницей создано большое количество работ в дереве. Одним из лучших среди них является портрет писателя А.М. Ремизова (1911). Шарль Бодлер (1821 – 1867) определял искусство портрета как «драматизированную биографию модели», как «раскрытие естественной драмы, свойственной человеку» [Бодлер; 233].

  Скульптурные портреты Голубкиной являются лучшим подтверждением этой своеобразному обозначению. Ей удалось проникнуть во внутренний мир Ремизова, понять его сложную сущность и характер. В портрете Ремизова вполне определённо выражены его смятение, мятежность, страстность, отчаяние, колоссальная напряжённость мысли, стремление найти истину.

   Примечательно, что при создании образа этого писателя Голубкина обратилась именно к дереву, которое под её руками буквально одухотворилось, ожило, перестало быть мёртвым материалом. Личность писателя воплощена Голубкиной во всей своей жизненной противоречивости.

   Сила таланта и реализма А.С. Голубкиной проявилась в скульптурных портретах многих выдающихся писателей и поэтов России: М.Ю. Лермонтова (1900), С.Т. Морозова (1902), А. Белого (1907), А.Н. Толстого (1911), С.Т. Морозова. Эти работы имеют огромное значение для национальной культуры России, помогают лучше понять личности великих людей.

    5. Деятельность Голубкиной во время первой мировой войны.

   Начавшаяся  первая мировая война (1914 – 1918) трагически отразилась на мировоззрении и судьбе А.С. Голубкиной. Скульптор З.Д. Клобукова (1887 – 1968) вспоминала, что Голубкина от этого известия осунулась за несколько дней: «Ведь это ужасно – говорила она – остаться без глаз, без рук, без ног – лучше умереть! И семьи – без кормильцев» [Загорская; 44].

    Пережив первые впечатления от войны, Голубкина решает приносить реальную помощь стране. Для этого она устраивает выставку своих работ, полученные средства от которых отправляет в пользу раненых. Эта выставка была открыта в Музее изящных искусств. На ней было представлено сто пятьдесят произведений. Сама выставка привлекла большое внимание москвичей, и её посетило несколько тысяч горожан. Таким образом, творчество Голубкиной сделалось известным широким кругам русского общества. Все произведения, представленные на выставке, предоставили зрителям оценить талант художницы по достоинству. Но это обстоятельство не улучшило качество её жизни.

   Творческое напряжение, постоянные волнения, полуголодное существование, пребывание в тюрьме по политическим мотивам, объявленная голодовка, – всё это негативным образом сказалось на Голубкиной, и её здоровье было сильно подорвано. Тяжёлая болезнь надолго приковала Анну Семёновну к постели. Будучи по своему призванию истинным художником, она не представляла своей жизни без творчества. Но в связи с болезнью она была вынуждена прекратить работу, что стало самым тяжёлым периодом в её жизни. И тогда она обращается к пластике малых форм, создавая модели для статуэток, детских игрушек, миниатюры из слоновой кости и морских раковин.

   Революция 1917 года открывает новый период её жизни. Несмотря на болезнь, она принимает активное участие в мероприятиях по охране памятников старины, по ликвидации детской беспризорности, преподаёт в созданных уже в советский период Высших художественно-технических курсах.

    Голубкина самоотверженно занималась преподаванием, проявляя большую чуткость к работе начинающих художников. Для них она создаёт своеобразное наставление под названием «Несколько слов о ремесле скульптора», на самом деле явившееся увлекательным разбором искусства пластики и весьма интересным размышлением большого мастера над законами художественного творчества. Этот небольшой труд представляет ценность не только для скульпторов, но и других представителей изобразительного искусства.

    Подробно разбирая основы скульптуры и акцентируя внимание на основных её законах, Голубкина подчёркивает, что главное в скульптуре является не это. То, что она описывает – лишь руководство к действию, точки отсчёта. Главное же – это самостоятельное действие, собственное самовыражение и восприятие модели. Голубкина предостерегает от слепого следования указаниям педагога, поскольку это убивает творческое начало в молодом художнике, что недопустимо. Развитие творческого начала – первая задача, которая стоит перед педагогом и учащимся.

    И педагогическое, и художественное наследие Голубкиной убеждают нас сегодня в том, что она была подлинным реалистом. В напряжённые и противоречивые 20-е годы ХХ века, когда ниспровергались традиции и основы, она отстаивала позиции реализма.

    6. Новый взлёт творчества.

   В 1922 году А.С. Голубкиной была сделана операция, и она смогла вернуться к прежней работе, к крупной форме. Она приняла участие в конкурсе на памятник А.Н. Островскому, выполнила портреты Т.А. Ивановой, И.И. Беднякова, Г.А. Савинского, В.Г. Черткова, Л.Н. Толстого.

   Лучшим созданием этих последних лет Голубкиной стал портрет мастера-формовщика Г.А. Савинского (1925, гипс). Он сам отливал её произведения, и в какой-то мере его можно было назвать соучастником творчества. Портрет своего помощника Голубкина создала в рекордный срок – за два часа. Здесь проявилось не только мастерство, но и новаторство художницы: портрет открыл новый этап творчества. В прошлом остаются трагедийное восприятие мира и боль, стремление высвободить из плена человеческую душу. Портрет Савиноского выполнен в ином настроении. В нём чувствуется уверенная и лёгкая рука скульптора-профессионала, в чём-то схожая с рукой музыканта.

    Новый герой Голубкиной жизнерадостен, его лицо озарено сияющей улыбкой. Это – настоящий гимн жизни и труду. Очевидно, что сменившийся строй импонировал Голубкиной, выбравшейся из самых низов. Теперь она по-новому трактует человека, видя его ясным, гармоничным, оптимистично воспринимающим действительность. Таковым будет настрой всех её скульптурных портретов этого периода.

   Интересно, что позднее творчество Голубкиной, хотя и является антитезой раннего, одновременно с этим логически продолжает его. Имеется в виду глубокое проникновение в образ, которое было свойственно Голубкиной-скульптору, каким бы образом она ни взирала на окружающий мир: трагическим или оптимистическим.

   Последней работой был портрет Л.Н. Толстого, явившимся истинным шедевром мастера. Преждевременная смерть не позволила Голубкиной завершить портрет великого писателя, но даже неоконченный, он производит на зрителя глубочайшее впечатление, в нём явственно ощущаются «могучий талант скульптора, её взволнованная душа, уверенная сильная рука, вызывающие к жизни образ гениального писателя» [Трифонова; 35].

   Эта работа не была случайной в творческой судьбе Голубкиной. Образ Л.Н. Толстого – величайшего художника слова и правдоискателя – давно волновал её, как и многих представителей русской интеллигенции, ведь его значение для отечественной культуры трудно переоценить. Преклоняясь перед его талантом, Голубкина очень много размышляла о его нравственном кредо – непротивления злу насилием, пытаясь разрешить для себя, правильно ли подобное мировоззрение. Независимая в своих суждениях и взглядах, Голубкина всегда стремилась до всего дойти сама, часто не соглашаясь с общепринятой точкой зрения.

   В зрелости Голубкина искала встречи с Л.Н. Толстым. Его страстные духовные и социальные поиски были созвучны её собственными поисками. Встреча двух художников всё-таки состоялась, и во время неё Голубкина, по своей привычке, начала спорить с Толстым, прямо выражая своё несогласие с его теорией непротивления. Эта встреча оказала огромное влияние на художницу, способствовала составлению образа писателя в её воображении. Высказанное ею под впечатлением встречи «Толстой как море…» стало основой концепции будущей скульптуры [Голубкина; 78].

    Работая над образом, Голубкина пыталась найти выражение той страстной и огромной стихии, которую она в нём увидела. Ей хотелось передать не только стихию, но и вольность, свободность. По этой причине композиция портрета решена мощно и широко, а движения пластических масс переданы как колыхание, на которое воздействует невидимая вулканическая сила. Всё это говорит о том, что в Толстом художница видела гения, титана, охваченного целиком и полностью непокорной стихией мысли.

   Параллельно с работой над портретом писателя Голубкина готовила выставку своих работ. Целью её было сделать и оформить выставку как можно лучше, поэтому процесс подготовки был длительным. Художница меняла экспозицию, стараясь, чтобы каждая мелкая деталь оказалась гармоничной частью единого замысла. Голубкина осознавала, что неверная расстановка может загубить всё впечатление. Но, готовясь к долгожданной выставке, она не рассчитала свои силы. Передвинув тяжёлую скульптуру, она надорвалась и вновь заболела.

    Её очередной ошибкой было игнорирование врачей. Приехав к родным в Зарайск, Анна Семёновна надеялась на свежий воздух и родные стены. Они, возможно, помогли бы ей, если бы Голубкина не приняла участие в сборе урожая. Резкое ухудшение наступило практически сразу, спасти её не удалось. 7 сентября 1927 года выдающийся скульптор ХХ века А.С. Голубкина умерла, завещав все свои работы государству.

     7. Заключение.

    Итак, творческий путь А.С. Голубкиной был труден, но всё же привёл её к успеху. Она принадлежала к той небольшой когорте русских скульпторов, которые ломали устоявшиеся мёртвые каноны и прокладывали дорогу к большой, настоящей правде в искусстве пластики. Творчество Голубкиной было пронизано истинным преобразовательным пафосом и искренностью. Ей пришлось много бороться за то, чтобы отстоять свою концепцию. Но именно в этой борьбе оттачивалось её мастерство, и вырабатывался новый художественный язык. Усилия Голубкиной, как и других выдающихся скульпторов – С.Т. Конёнкова (1874 – 1971), П.П.Трубецкого (1866 – 1938), Н.А. Андреева (1873 – 1932) и других – привели к возрождению скульптуры в русском искусстве.

   Начиная, как импрессионист и символист, Голубкина в результате творческой эволюции пришла к реализму. Её творческое наследие действительно велико. В начале ХХ века её произведения прошли суровое испытание временем, но они выдержали его. Продолжают они жить и сейчас, участвовать в жизни других поколений, позволяют новым ценителям искусства выявлять в них иные, незаметные ранее черты. Это доказывает, что скульптуры Голубкиной не потеряли своего значения, и сегодня, когда общественные потрясения никуда не исчезли, продолжают жить, оставаться актуальными.

    8. Список литературы.

1. Алпатов М.В. Голубкина //Алпатов М.В. Этюды по истории русского искусства. В двух книгах. Книга 2. – М.: Искусство, 1967. – 600 с.

2. Блок А.А. Избранное /А.А. Блок. – М.: Правда, 1978. – 480 с.

3. Бодлер Ш. Об искусстве/Ш. Бодлер. – М.: Искусство, 1986. – 422 с.

4. Загорская Е.С. Анна Голубкина – скульптор и человек. – М.: Советская Россия, 1964. – 134 с.

5. Каменский А.А. Анна Голубкина: Личность. Эпоха. Скульптура /А.А. Каменский. – М.: Изобразительное искусство, 1990. – 464 с.

6. Каменский А.А. А. Голубкина. Черты личности//Советская скульптура, 1974. – 303 с.

7. Конёнков С.Т. Встречи. Воспоминания современников о скульпторе/С.Т. Конёнков. – М.: Советский художник, 1980. – 100 с.

8. Костин В.С. Анна Семёновна Голубкина /В.С. Костин. – М.-Л.: Искусство, 1957. – 243 с.

9. Голубкина А.С. Письма. Несколько слов о ремесле скульптора. Воспоминания современников/А.С. Голубкина. – М.: Советский художник, 1983. – 424 с.

10. Калугина О.В. Творчество А. С. Голубкиной и некоторые проблемы развития русской скульптуры конца XIX – начала XX века. Диссертация на соискание учёной степени кандидата искусствоведения. – М., 2003. – 277 с.

11.  Лукьянов С.И. Жизнь Голубкиной. – М.: Детская литература, 1965. – 112 с.

12. Седова И.Н. Пластическое и вербальное в русском символизме. Творческие параллели Анны Голубкиной, Алексея Ремизова и Митрофана Рукавишникова//Третьяковские чтения 2014. Материалы отчётной научной конференции. – М., 2015. – 480 с.

13. Трифонова Л.П. Анна Семёновна Голубкина /Л.П. Трифонова. – Л.: Художник РСФСР, 1976. – 55 с.

Яндекс.Метрика Проверка сайта